понедельник, 25 декабря 2017 г.

Родственники Э. Рахмона продолжают грабить народ.

Служба связи хочет заблокировать голосовую связь в мессенджерах, NGN уже закрыт. Если она этого добьется, жители республики будут тратить на связь огромные деньги, которые пойдут напрямую в карман Службы.

В мобильных компаниях «АП» сообщили, что Служба связи дала устное поручение подумать, как можно было бы в стране заблокировать мессенджеры. Служба, как и в вопросе с NGN, связывает такую необходимость с безопасностью. О какой именно безопасности идет речь – непонятно. Что-либо официально объяснить общественности Служба, похоже, не собирается. Да и СМИ получить от нее вразумительный комментарий пока не удалось.

Безопасность или все же выгода?

Чем же нам грозит это желание Службы блокировать мессенджеры и NGN?

В случае если мобильные компании отключат голосовую связь в мессенджерах (это когда вы, например, по вайберу звоните и говорите, а не пишете), и при отсутствии NGN, абонентам, которым необходимо связаться с родными в дальнем и ближнем зарубежье, чтобы поговорить, придется звонить. К слову, минута звонка в Россию, где находится большинство наших мигрантов, которые, как правило, выбирают дешевую связь, как и их родственники, стоит 1,20 сомони.

А так как все международные звонки проходят через Единый коммуникационный центр, который создан на базе государственного «Таджиктелекома», а значит, подчиняется Службе связи, экономическая выгода для последней очевидна.

О том, что Службой, вполне вероятно, все же движет выгода, а не некая безопасность, говорят и отечественные операторы.

— Все направлено на то, чтобы восстановить спад международных голосовых звонков. На данный момент ежегодный спад составляет порядка 20%, — говорят они. – Когда создавался ЕКЦ, Служба, видимо, не предполагала, что будет такой спад и что она не сможет зарабатывать на связи столько, сколько рассчитывала.

​​​​​​​Технически это возможно?

По словам специалиста связи, если предположить, что регулятор все же действительно говорит об ограничении голоса в мессенджерах, то сделать это будет, в принципе, возможно.

— Все взаимоотношения в интернете происходят через протоколы. Так вот в этом случае силы будут направлены на блокировку тех портов, которые используются протоколами для передачи голоса. Протокол — это язык общения устройств в сети, — объясняет он. Так что конкретные порты будут заблокированы, чтобы ограничить передачу голоса, когда другие порты этого же протокола останутся доступными.

Вместе с тем он отмечает, что сейчас мы живем в мире технологий, поэтому блокировки одних технологий всегда можно обойти другими.

Если же речь идет о полной блокировке мессенджеров, а не только об ограничении голоса, то, по словам источника «АП», который работает в одной из сотовых компаний, «чтобы полностью блокировать мессенджеры, необходимо блокировать интернет, иными словами: выключить его. Тогда точно будет невозможным использовать мессенджеры, — отметил он. — Операторы не имеют технической возможности управлять сервисами, которые формируются не в их сетях. То есть в сетях операторах формируется передача данных и голосовой связи, а что внутри данных — операторы не знают».

Другой вариант, как можно отключить мессенджеры, – это выключить серверное оборудование самих мессенджеров; например, в России отключить сервер Telegram, в Голландии — отключить Viber .

— Но поскольку у нас нет возможности сказать, например, основателю «Вайбера», чтобы отключил его для Таджикистана, а также мы не можем полностью отключить интернет в стране, то тогда ответ Службе связи на просьбу найти способ блокировать мессенджеры будет однозначным – «нет», — отметил источник.

По его словам, если какие-то страны инвестируют средства, чтобы подобными сервисами управлять, блокировать их, ограничивать, операторы к этому не привлекаются. Это задача других служб.

«Задача оператора не закрывать услуги, а открывать услуги для клиента. Отключение абоненту интернета, т.е. услуги, за которую он заплатил, операторы считают вредным и безумным решением», — заключил источник.

​​​​​​​На что рассчитывает Служба связи?

На сегодняшний день мобильные и интернет-компании уже отключили услуги NGN. Люди заняты поиском аналогов для общения с домом.

По данным Службы связи, за пределами страны находятся 200 тысяч абонентов NGN, по неофициальным данным их 500 тысяч.

Давайте подсчитаем на основе официальных данных. Сколько условно в среднем получают операторы, если каждый абонент использует эту связь в среднем, скажем, 60 минут в месяц?

При стоимости звонка 6 дирама все абоненты NGN в среднем в месяц тратят 720 тысяч сомони (чуть меньше 82 тыс. долларов). Если эти абоненты после отключения NGN будут пользоваться международной связью в таком же объеме, то тратить они будут в 19 раз больше, а это 1 миллион 560 тысяч долларов. И это только из расчета стоимости звонка в Россию — 13 центов за минуту. В другие страны стоимость звонка дороже.
В онлайн-опросе на сайте «Азии-Плюс», в котором приняли участие 1800 респондентов, на вопрос «Как вы связываетесь со своими близкими в зарубежных странах?» 43% опрошенных ответили, что пользуются Viber. 19% проголосовали в пользу NGN, 10% — Whatsapp, 14 — IMO. 4% приходится на «Скайп» и 2% на «Фейсбук». 7% участвовавших в опросе «Азии-Плюс» до сих пор пользуются традиционной международной связью.
В стоимость международного звонка заложены 20 дирамов – плата за услуги Единого коммутационного центра (ЕКЦ), причем операторы платят эту сумму за каждую минуту входящего и исходящего международного звонка. Если все 200 тысяч абонентов после отключения NGN будут проговаривать в таком же объеме (60 минут в месяц) через международную голосовую связь, то, таким образом, доход ЕКЦ от 12 млн исходящих и/или входящих международных звонков составит ежемесячно 2,4 миллиона сомони (272 тыс. долларов).

При этом стоит отметить, что даже при наличии NGN объемы международных исходящих и входящих звонков в Таджикистане ежемесячно составляет от 100 до 150 млн минут. Из них «Таджиктелеком» в лице ЕКЦ получает доход от 20 до 30 млн сомони. Учитывая, что большинство жителей республики сейчас для связи использует бесплатные мессенджеры (вайбер, вотсап и другие), которые хотят заблокировать в Таджикистане, цена вопроса возрастает как минимум раза в два.

​​​​​​​Опыт России по блокировке

В рамках поправок к закону РФ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» с 1 января 2017 в России также ломают голову над блокировкой мессенджеров.

Как сообщают российские СМИ, в мае Роскомнадзор внес в реестр запрещенных сайтов мессенджеры BlackBerry Messenger (BBM), LINE, Imo.im и аудиовизуальный чат Vchat. В реестр вошли порталы этих мессенджеров и ряд их IP-адресов.

Отмечалось, что блокировка мобильного приложения вкупе с сайтом ресурса – несложная задача, говорят специалисты, как правило, современные приложения обращаются к конкретным ресурсам, блокировка которых дает блокировку и приложений тоже. У регулятора есть опыт исключения заблокированного ресурса из магазинов Google и Apple. В январе AppStore и Google Play удалили из своих российских магазинов приложение заблокированного LinkedIn.

Но до сих пор нет сообщений о том, что какой-то мессенджер из числа Telegram, Viber, Whatsapp были заблокированы в этой стране.

Российский суд оштрафовал основателя Telegram Павла Дурова на 800 тысяч рублей за отказ передать ФСБ ключи для расшифровки переписки пользователей. После этого решения у Роскомнадзора появилось право заблокировать мессенджер на территории России.

Но эксперты отмечают, что угроза блокировки Telegram в России обеспечила рост его популярности.

Место: Таджикистан
Только правда оскорбительна...

Архив