суббота, 30 декабря 2017 г.

Итоги 2017 года в ЦА: Таджикистан

Таджикистан в 2017 году продолжал двигаться по инерции к экономическому и финансовому коллапсу и достиг бы цели, если бы не значительные денежные вливания со стороны таджикских трудовых мигрантов, работающих в России. Тем более что значительная часть мигрантов с заработанными деньгами вернулась на зимнее межсезонье домой. Помогла и Поднебесная, куда регулярно за деньгами ездит президент Рахмон, в 2017-м ему удалось даже получить грант на строительство новой резиденции для руководства страны. В целом же доля китайского долга, нависшего над Таджикистаном, достигла уже 40 процентов ВВП страны. Как будет расплачиваться страна за китайскую щедрость, никто в Душанбе откровенно сказать не решается. Вариантов, традиционных для отношений с великим Китаем, немного: либо территориями, либо природными ресурсами…

Выручает и помощь со стороны суннитских монархий Персидского залива, которая особенно беспокоит родственный персоязычному Таджикистану шиитский Иран. Отсутствие какого-либо сдвига в улучшении зашедших в тупик таджико-иранских отношений также можно отнести к негативным итогам 2017 года. Не принес надежд даже недавний визит в Душанбе министра иностранных дел Ирана Мохаммада Зарифа.

А пока Таджикистан продолжает задыхаться в отсутствии внешних инвестиций и оборотного капитала — попросту говоря, в стране не хватает денег. За последний год прекратили свою деятельность сотни предприятий малого и среднего бизнеса, что приводит к сокращению налоговой базы, закрываются банки, на плаву остаются только те из них, что обслуживают финансы правящей Семьи.

При этом власти президента Эмомали Рахмона, сумевшего зачистить все оппозиционное ему политическое пространство, практически ничто не угрожает. Особенно, когда Таджикистан получил, наконец, обещанное ему Москвой вооружение на общую сумму 120 миллионов долларов. Укрепился режим в Душанбе и в результате смены власти в соседнем Узбекистане, лояльность которого заметно повысила устойчивость таджикского руководства.

На этом фоне нет никаких новых свидетельств в пользу готовности Таджикистана запроситься в ряды ЕАЭС. Там по-прежнему уверяют, что «продолжают внимательно изучать» опыт присоединения к экономическому союзу Армении и Киргизии. В 2017-м этот «опыт», несомненно, обогатился последствиями недавнего киргизско-казахстанского клинча…

Что касается Туркмении, то траектория ее развития в уходящем году в известной степени напоминает кривую движения Таджикистана. Ее можно обрисовать ставшей мемом тирадой российского премьер-министра Дмитрия Медведева, обращенной к ставшим россиянами жителям Крыма: «денег нет, но вы держитесь!».

Место: Таджикистан
Только правда оскорбительна...

Архив