пятница, 17 ноября 2017 г.

Кто окучивает финансовые грядки в Центральной Азии

Пытающиеся играть в глобальные игры должны помнить, что лояльность других стран им придется постоянно покупать

Российское отступление

Недавно заместитель министра иностранных дел РФ Александр ПАНКИН назвал сумму финансовой помощи России странам Центральной Азии за последние 10 лет, которая составила более $6 млрд. Что касается объема российских инвестиций в регионе, то они колеблются в диапазоне $20 млрд.

Судя по всему, существенная часть этой суммы уходит в Казахстан.

Согласно данным Комитета по инвестициям Министерства по инвестициям и развитию РК, за последние 12 лет объем российских инвестиций в экономику страны равен $10,8 млрд.

Что касается других стран Центральной Азии, то экономическая активность России в регионе за последние годы уменьшилась. Это случилось по разным причинам: начиная от сложной финансово-экономической ситуации и заканчивая разногласиями с руководством некоторых из стран ЦА.

Из пятерки "станов" такие разногласия в свое время возникли с Туркменистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном.

Например, российская компания "Газпром" несколько лет назад разорвала газовый контракт с Туркменистаном, который отказался пойти на уступки по цене за голубое топливо. Закупку туркменского газа Россия приостановила до конца 2018 года. Более того, в 2015 году в Стокгольмском арбитраже даже началось разбирательство по этому поводу, где "Газпром" требовал возврата $5 млрд переплаты за газ. В свою очередь, Ашхабад заявил, что "Газпром" не платит за газ и назвал российскую компанию "банкротом".

Вполне возможно, что недавний визит президента России Владимира ПУТИНА в Туркменистан как раз имел своей целью снизить напряженность между двумя странами. Но Восток есть Восток. У Москвы это получится сделать, только если она предложит финансовый "пряник" Туркменистану, который сейчас находится в довольно сложном финансово-экономическом положении.

В прошлом году также продолжился конфликт между киргизскими властями и российской компанией "Русгидро", которая пригрозила правительству Кыргызстана международным арбитражем, если ей не будут выплачены $37 млн инвестиций, уже вложенных в проект "Верхне-Нарынский каскад ГЭС".

Еще в январе 2016 года президент Кыргызстана Алмазбек АТАМБАЕВ подписал закон о денонсации соглашений с Россией о совместном строительстве на территории республики Верхне-Нарынского каскада ГЭС и ГЭС "Камбар-Ата-1".

Это межправительственное соглашение было подписано в октябре 2012 года.

Но через несколько лет руководство Кыргызстана заявило, что неблагоприятная ситуация в экономике России ставит под сомнение выполнение договоренностей о финансировании проектов, поэтому Бишкек будет искать новых инвесторов.

Что касается Таджикистана, то, по оценке экспертов, доля РФ в общем объеме инвестиций сегодня составляет около 8%, хотя еще в 2010 году эта цифра равнялась почти 30%. Кстати, в 2016 году в Таджикистане уже прекратило свою деятельность представительство российской компании "Русал", которая обещала завершить Рогунскую ГЭС и построить алюминиевый завод в Дангаре, но так и не реализовала эти проекты.

Свою активность сократила и компания Gazprom International (дочерняя компания "Газпрома") по исследованию нефтегазовых ресурсов на юго-западе и севере страны.

После Казахстана определенным приоритетом для России с точки зрения увеличения инвестиций может быть Узбекистан. Известно, что российские "Газпромбанк" и "Внешэкономбанк" собираются выделить кредитную линию Национальному банку внешнеэкономической деятельности Узбекистана на общую сумму $1 млрд, на финансирование инвестиционных проектов в разных отраслях промышленности страны. Еще одним крупным инвестором может стать российский олигарх узбекского происхождения Алишер УСМАНОВ, который после прихода к власти нового президента Узбекистана Шавката МИРЗИЕЕВА, с которым у него давние дружеские и партнерские связи, активизировал свою деятельность на родине.

С другой стороны, несмотря на сокращение инвестиционного присутствия в Центральной Азии, у России пока остается важный инструмент экономического и политического давления на некоторые страны региона.

Речь идет о трудовых мигрантах - в первую очередь, из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана, - которые работают в основном в России и чьи денежные переводы оказывают существенную помощь экономикам этих стран.

По подсчетам экспертов, в 2016 году денежные переводы из России в Узбекистан составили $2,7 млрд, в Таджикистан – $1,9 млрд, в Кыргызстан – $1,7 млрд. Как отмечают аналитики, в Таджикистане доля денежных переводов от трудовых мигрантов в структуре ВВП составляет около 50%, а в Кыргызстане - почти 30%.

Китайское усиление

В то время как Россия сокращает свое экономическое присутствие в Центральной Азии, инвестиционная активность Поднебесной набирает обороты. Как показал октябрьский XIX съезд Коммунистической партии Китая (КПК), инициатива председателя КНР СИ Цзиньпина "Один пояс - один путь" была даже включена в обновленный устав КПК. И не случайно, поскольку Пекин рассматривает эту инициативу как основу для своей новой экономической стратегии на долгие годы вперед, в том числе с подключением к ней всех стран Центральной Азии.

При этом активное присоединение соседних государств к инициативе "Экономический пояс Шелкового пути" для Китая имеет также прямую увязку с экономическим развитием своих северо-западных регионов, в первую очередь СУАР.

По официальной статистике, в начале 2017 года товарооборот СУАР с Россией, Монголией и пятью странами Центральной Азии уже составил около $1,9 млрд, увеличившись на 34,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Пекин также активно наращивает двусторонние экономические связи с каждой из стран нашего региона. По данным того же Комитета по инвестициям МИР РК, за последние 12 лет Китай вложил в экономику Казахстана $14,5 млрд. А всего общий объем инвестиций Китая в казахстанскую экономику за все годы независимости РК превысил $42,8 млрд.

Насколько можно понять, значительная часть китайских инвестиций пошла в нефтегазовый сектор Казахстана, так как странным совпадением является то, что, по заявлению китайской нефтегазовой компании China National Petroleum Corporation (CNPC), за последние 20 лет общая сумма инвестиций компании в нефтегазовые проекты в Казахстане превысила все те же $42 млрд.

В любом случае, Китай давно уже оттеснил Россию и другие страны с инвестиционного пьедестала в большинстве стран Центральной Азии.

Например, в 2016 году прямые инвестиции Китая составили 60% от общего объема привлеченных Таджикистаном иностранных средств, в основном в горнодобывающую сферу.

Для Туркменистана Китай является основным покупателем газа, приобретая около 30 млрд кубометров в год. К тому же Китай с 2009 года предоставил Ашхабаду свыше $8 млрд в кредит на развитие газового месторождения Галкыныш.

В Кыргызстане, по официальным данным, зарегистрировано около 600 предприятий с участием китайского капитала, которые работают в разных сегментах экономики: от разработки месторождений полезных ископаемых до строительства и энергетики.

В мае 2016 года, во время официального визита в Кыргызстан глава МИД Китая ВАН И предложил, по аналогии с Казахстаном, даже рассмотреть возможность переброски из КНР в Кыргызстан 40 или более производств. Кстати, уже сейчас уровень внешнего государственного долга Кыргызстана самый высокий в Центральной Азии и составляет 60% от ВВП, или около $4,7 млрд. При этом значительная часть средств на его обслуживание уходит государственному Экспортно-импортному банку Китая, предоставившему Кыргызстану кредитов примерно на $1,4 млрд.

Что касается Узбекистана, то по итогам официального визита президента Шавката Мирзиеева в Китай весной этого года было подписано 105 двусторонних документов в сфере энергетики, нефтепереработки, модернизации электростанций, сельского хозяйства, транспортной отрасли и т. д. на сумму около $23 млрд.

Все это указывает на то, что практически все страны Центральной Азии на долгие годы существенно повысили риск попасть в инвестиционно-кредитную зависимость от Китая, который отнюдь не занимается финансовой благотворительностью. Выход может быть только в жестком отстаивании своих национальных интересов и поддержании баланса сил в сфере привлечения иностранных инвестиций, не делая резких перекосов в сторону одного из игроков, что грозит превратить любую страну в политического сателлита, а также в придаток чужой экономики.

Прощупывание мусульманского мира

В глаза бросается то, что в последние несколько лет некоторые страны Центральной Азии не менее активно пытаются привлечь инвестиции из разных стран мусульманского мира.

В марте этого года президент Туркменистана Гурбангулы БЕРДЫМУХАМЕДОВ, будучи с официальным визитом в Катаре, пригласил инвесторов вложиться в туркменскую экономику, а именно - поучаствовать в строительстве магистрального газопровода Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия (ТАПИ).

Президент Таджикистан Эмомали РАХМОН в мае 2017 года совершил государственный визит в Саудовскую Аравию, которая внимательно следит за нарастающим политическим конфликтом между Таджикистаном и Ираном, после того как в 2015 году Рахмон запретил "Партию исламского возрождения", которая была признана террористической организацией.

Но власти Ирана пригласили ее лидера Мухиддина КАБИРИ на конференцию в Тегеране "Исламское единство", и его принял лично аятолла Али ХАМЕНЕИ. В ответ Таджикистан ограничил иранский импорт в страну, стал закрывать филиалы иранских компаний и запретил деятельность филиала иранского благотворительного комитета помощи "Имдод" имама ХОМЕЙНИ.

Более того, министерство внутренних дел Таджикистана обвинило Иран в финансировании террористов в годы гражданской войны в стране в 90-х годах. В результате товарооборот между двумя странами сократился с $290 млн в 2013 году до $115 млн в 2016-м. На этом фоне Эр-Рияд заявил Эмомали Рахмону о готовности предоставить Душанбе долгосрочный кредит для завершения строительства Рогунской ГЭС, а также выделил Таджикистану грант в размере $35 млн для строительства новых школ.

В свою очередь, в октябре текущего года глава Узбекистана Шавкат Мирзиеев посетил с государственным визитом Турцию. Это был ответный визит: ровно год назад, после долгого перерыва, в Узбекистан с официальным визитом приехал президент Турции Реджеп ЭРДОГАН.

В феврале 2017 года, в ходе визита правительственной делегации Узбекистана в Турцию, были заключены контракты на $1 млрд, а по итогам прошедшего в мае в Ташкенте IV заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству подписаны договоры более чем на $2 млрд. Что касается визита Шавката Мирзиеева, то в первый его день по итогам переговоров президентов Узбекистана и Турции в Анкаре было подписано более 20 документов в различных сферах сотрудничества.

Закат Запада

Что касается позиций западных инвесторов в Центральной Азии, то они явно ослабли. По объему привлеченных западных инвестиций в регионе пока лидирующие позиции занимает Казахстан.

Согласно данным комитета по инвестициям МИР РК, первое место по инвестициям у Нидерландов, откуда в казахстанскую экономику за последние 12 лет пришло $73,2 млрд. Хотя возникает такое ощущение, что часть этих инвестиций имеет казахстанское происхождение и они поменяли свое "гражданство" через разные офшорные операции.

Также в списке ведущих западных инвесторов находятся США ($28,4 млрд), Швейцария ($18,2 млрд), Франция ($13,6 млрд), Великобритания ($12,3 млрд), Италия ($5,8 млрд) и Бельгия ($5,4 млрд).

Опять же, основная часть инвестиций шла в добывающий сектор. Как заявил президент Казахстана в августе текущего года во время встречи с заместителем министра энергетики США Дэном БРУЛЭТТОМ, крупнейшие нефтяные компании США вложили в казахстанскую экономику $40 млрд.

Главным образом речь идет о нефтегазовом секторе страны. Что касается других стран Центральной Азии, то присутствие западного капитала здесь, по сравнению с 90-ми годами, существенно сократилось, в том числе, по причине высоких инвестиционных рисков и серьезного уровня коррупции.

Хотя в этом году исполнилось ровно 10 лет с момента принятия первой "Стратегии Европейского Союза в Центральной Азии", где говорилось о необходимости более тесного сотрудничества, но за эти 10 лет, свои финансово-экономические и внутриполитические проблемы возникли в рамках самого ЕС.

Если с инвестиционной точки зрения приоритетом для американских компаний был Казахстан, то основным получателем финансовой помощи по линии различных политических, образовательных и прочих программ Госдепартамента США в Центральной Азии стал Кыргызстан.

В 2018 году эта республика может столкнуться с сокращением финансирования с $48,4 млн до $17,5 млн. По крайней мере, президент США Дональд ТРАМП уже предложил сократить финансовую помощь странам Центральной Азии и Кавказа с $218,1 млн в 2016 году до $93,1 млн в 2018-м.

Естественно, природа не терпит пустоты. И этот вакуум "мягкой силы" будут заполнять другие страны.

В первую очередь - Китай, который активно наращивает финансирование разных образовательных, культурных и медийных совместных проектов со странами Центральной Азии в рамках инициативы "Экономический пояс Шелкового пути", пытаясь повысить уровень лояльности к себе не только со стороны элит, но и местного населения.

Досым САТПАЕВ

Только правда оскорбительна...

Архив