среда, 1 ноября 2017 г.

«Рахмон-баба и 40 разбойников»: Как первая леди с зятем отжала «Умед-88»

Шарофиддин Гадоев — активист таджикского оппозиционного движения «Группа 24», а также соратник убитого в марте 2015 года в Стамбуле Умарали Кувватова — лидера и основателя этого запрещенного в Таджикистане движения, выступил с видео-обращением в социальной сети Facebook.

Шарофиддин Гадоев в своем выступлении утверждает, что за решением об аресте главы таджикской компании «Умед-88» стоят жена президента Таджикистана Азизамох Асадуллоева и его зять Шамсулло Сохибов.

В своем выступлении Шарофиддин Гадоев рассказывет о том, что 2012 году в ходе подготовки к продаже бизнеса «Умед-88» со стороны компании «Лукойл» и «Умед-88» были приглашены независимые эксперты, которые в свою очередь оценили состояние данной компании в 200-220 миллионов долларов США.

По словам экспертов, в настоящее время «Умед-88» оценивается в 260-270 миллионов долларов США, кроме того сообщается, что компания продает за отчетный период 360 000 тонн дизельного топлива и бензина, а также 90 000 тонн сжиженного газа.

Объем продаж топлива составил 330 миллионов долларов или 3 миллиарда Сомони, а стоимость компании «Умед-88» оценивается в 2,5 миллиарда Сомони. Кроме того, по словам Гадоева, компания «Умед-88» в год имеет 36-38 миллионов долларов чистой прибыли, что ежемесячно составляет 3 миллиона долларов США.

Шарофиддин Гадоев уверен в том, что долг министерству финансов Таджикистана компания «Умед-88» в состоянии вернуть в течении шести с небольшим месяцев из своей чистой прибыли. Кроме того, он утверждает, что компания располагает готовой продукцией на 40-45 миллионов, которую можно продать в течении 10-15 дней и вернуть данный долг.

По словам Шарофиддина Гадоева, в компании «Умед-88» трудоустроено 1200 сотрудников с высокими зарплатами, и никогда не было задержек по их выплате.

Лишь в октябре этого года были отменены выплаты из-за запрета денежных операций. Кроме того, компания не имеет налоговой задолженности, т.к все налоги оплачены вовремя.

Между тем, та сумма, на которую министерство финансов Таджикистана имеет претензии о том, что якобы компания «Умед-88» получила и не вернула, была взята по предложению этого же министерства и согласно заключения о выдаче данной суммы министерством экономики.

Более того, данный договор о кредите сроком на три года в 2015 году утвердил лично президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Получается что срок договора не истекал, более того, он даже близко не подошел к концу. Данную сумму министерство финансов Таджикистана навязало Раджабали Одинаеву, и ему пришлось взять её «через не хочу», — утверждает Шарофиддин Гадоев.

По словам Шарофиддина Гадоева, «откат» от кредита для компании «Умед-88» получили зять президента Джамолиддин Нуралиев в размере миллиона долларов США, глава министерства финансов Абдусалом Курбониён в размере 200 000 долларов США, а также Глава ОАО «Рогунская ГЭС» в размере 50 000 долларов США.

Тем временем в заявлении «Государственного агентства по финансовому контролю и борьбе с коррупцией» говорится, что договор между компанией и министерством финансов был заключен от 15 мая 2015 года до 31 декабря 2015 года, однако данный договор был заключен от 15 мая 2015 года до 15 мая 2018 года.

Кроме того, в своем выступлении президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что компания «Умед-88» в течении 3-4 лет обманным путем берет деньги у государства и ни проценты, ни сам долг не возвращает. Однако с момента получения компанией этих денег прошло 2 года и 5 месяцев, и если срок договора истекал бы 31 декабря 2015 года, то в президент должен был сказать «год и девять месяцев», но не «3-4 года», как было заявлено, — продолжил Гадоев.

В то же время пресс-секретарь Министерства финансов Бахтиёр Кубилов заявил, что они не один раз информировали компанию «Умед-88» о необходимости возврата долга, и вот уже три года им приходится судиться с данной компанией.

Шарофиддин Гадоев уверен, что Одинаев на свободу уже не выйдет. Так, как выйдя на свободу, он может пролить свет на преступления президента, министерства финансов, антикоррупционного ведомства, а также на рейдерские захваты Рухшоны Рахмон и Шамсулло Сохибова.

Гадоев утверждает, что Одинаев должен по кредиту 170 млн сомони, и его арестовали даже когда срок кредита ещё не истек. А, например, Тоджиддин Пиров должен больше 200 млн сомони ОАО «Рогунская ГЭС» и больше 300 млн сомони другим заёмщикам, и сроки возврата долгов давно истекли, но он всё еще на свободе. По мнению Шарофиддина Гадоева, арест Пирова неизбежен, на это нужно лишь время и его пока не трогают лишь потому, что он располагает обширным компроматом на семью Эмомали Рахмона.

Гадоев так же рассказал, что 7 лет назад, Шамсулло Сохибов и Рухшона Рахмон вместе с Азизамох Асадуллоевой отобрали у Одинаева большие склады, и что в последствии предпринимателю пришлось строить новые склады.

Так же Шарофиддин Гадоев вспомнил историю, очевидцем которой он был лично. По словам рассказчика, когда он однажды был в кабинете у Фаттоха Саида, тому позвонила Азизамох Садуллоева. Фаттох Саидов вскочил с места, как ошпаренный, и, приложив трубку аппарата к уху левой рукой, правую приложил к сердцу, начал расстилаться, пресмыкаться и лебезить перед ней так, как будто она его видела и была рядом.

По всей видимости, рассказом о Фаттохе Саиде, Шарофиддин Гадоев хотел описать, какое влияние имеет жена Эмомали Рахмона среди его окружения и родственников. По словам Шарофиддина Гадоева, когда любая из её дочерей или зятьёв намереваются отобрать чей-либо бизнес, последнее слово всегда остается за Азизамох Садуллоевой.

По словам Гадоева, Шамсулло Сохибов положил глаз на компанию «Умед-88» уже тогда, когда он захватил бизнес Умарали Кувватова. Однако на тот момент, он не нашел внятных причин для осуществления своего коварного плана.

Гадоев также сообщил, что сотрудники компании «Фароз», принадлежащей Шамсулло Сохибову, уже давно приглядывались к заправочным станциям компании «Умед-88».

Шарофиддин Гадоев заявил, что компания «Умед-88» была одним из крупнейших налогоплательщиков Таджикистана, но компании, попадающие в руки членов семьи Рахмона, перестают быть налогоплательщиками. По словам Гадоева аресты и в рейдерские захваты на Одинаеве не закончатся, так как на очереди у разбойников клана Рахмона стоят Муродали Алимардон, Тоджиддин Пиров и Аваз – владелец рынка «Саховат».

Место: Таджикистан
Только правда оскорбительна...

Архив