понедельник, 16 октября 2017 г.

Что думают политологи о выборах в Кыргызстане и новом президенте

Свое мнение высказали директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев, политолог Ерлан Карин и их российский коллега, Заведующий отделом Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин

Досым Сатпаев:

В Центральной Азии сложилось две модели политических гонок.

Первая модель, довольно распространенная, это гонка лафетов, когда из президентского дворца сразу на тот свет.

Вторая модель формируется в Кыргызстане, где есть живая гонка живых кандидатов за право занять президентский дворец, который предшественник покинул в полном здравии. Поэтому то, что происходит в Кыргызстане сейчас, возможно, в будущем будет определять новую политическую повестку дня для всего нашего региона, так как речь идет об укреплении позиций либеральных ценностей по которым за последние годы был нанесен мощный удар не только в Центральной Азии, но и в других странах мира.

После двух смен власти в 2005 и 2010 годах многие думали, что Кыргызстан ждет судьба Ливии. Но оказалось, что эта страна может стать аналогом реформаторского Туниса.

Понятно, что вторая модель гонок более конфликтная и менее предсказуемая, но зато она повышает уровень политической культуры, когда никому в голову не придет мысль сказать: «Народ не готов к демократии». Ведь демократия – это постоянное обучение с двойками, тройками и пятерками. И в Кыргызстане уже научились выбирать. Но остался еще один важный урок демократии. Это научить проигравших публично признавать свое поражение, если проигрыш был в результате честной борьбы. От этого зависит не только политическая стабильность в стране, но дальнейшее повышение уровня политической культуры.

А наш ЦИК зря не послал наблюдателей на эти выборы. Может, получили бы опыт, как поддерживать легитимность власти не через постоянные референдумы о продлении полномочий президента, а через выборы. Авось и нам этот опыт в будущем пригодится.

Андрей Грозин:

Жээнбеков – выходец с юга, а региональная принадлежность традиционно для Кыргызстане имеет серьёзное значение, так как на юге живёт большинство избирателей. Но, исходя из итогов выборов, видно, что на севере он также сумел понравиться. Наверное, за счёт имиджа немногословного крепкого хозяйственника, который не интересуется какими-то отвлечёнными идеологическими конструкциями, а занимается именно хозяйством, экономикой.

В своей политической карьере Жээнбеков занимал не только пост премьер-министра Кыргызстана, но и был губернатором Ошской области.

А вот в роли президента ему ещё предстоит освоиться на международной арене. У него не такой большой опыт внешнеполитической работы. Он не имеет такого широкого круга знакомств, как некоторые другие кыргызские элитарии на постсоветском пространстве и на международной арене. Ему будет труднее, надо будет учиться. Но для этого есть МИД, аппарат президента республики, аппарат советников.

Ерлан Карин:

В целом выборы прошли в спокойном режиме, хотя незадолго до этого всячески нагнеталась ситуация, преподносилось, что якобы какие-то угрозы есть, будут срывы выборов, беспорядки. Я сегодня побывал в разных населенных пунктах, не стал ограничиваться мониторингом в Бишкеке и для полноты картины проехался по некоторым населенным пунктам. И везде голосование проxодило в целом спокойно, xотя сам процесс тоже нельзя назвать идеальным.

Результаты выборов не стали для теx, кто наблюдает за процессами в Кыргызстане, совсем уж неожиданностью, потому что доминирование Жээнбекова заметно. Единственное, многие все-таки допускали вариант второго тура, поэтому если и удивлены, то тому, с каким большим отрывом Жээнбеков ушел вперед от Бабанова.

Казахстан в действительности никогда не оказывал поддержку ни одному кандидату и не отдавал кому-либо предпочтения, поэтому для Казахстана удобен любой вариант. Большинство политическиx деятелей Кыргызстана настроены на выстраивание конструктивных отношений с Казахстаном. Об этом заявляли все: и Жээнбеков, и Бабанов, и Сариев. Лидеры Кыргызстана всегда понимали, что необходимо строить и поддерживать не только дружественные отношения, но то, что нужно строить более активные отношения с Казаxстаном.

Алмазбек Атамбаев намеренно нагнетал ситуацию в отношенияx с Казаxстаном, поскольку, теряя поддержку в элите, в особенности среди бывшиx коллег и соратников, решил через популистическую риторику про некий образ «внешнего врага» мобилизовать электорат. Его заявления против Казаxстана в реальности обусловлены целым комплексом его внутренниx политических проблем. Он рассорился со всеми, с кем можно было. Более того, в борьбе против недавниx своиx соратников даже пошел на самые крайние меры - уголовные преследования и открытое запугивание. И в этиx условияx он решил пойти ва-банк и разыграть новую карту - об угрозе независимости, о продажности кыргызскиx политиков и внешнем вмешательстве. Тем самым он пытался выставить себя жертвой, готовя крайний сценарий на случай поражения его преемника.

Что касается Жээнбекова, то с ним не связываются какие-то сверхожидания, он не является символом какиx-то будущиx реформ, от него ждут только сохранения некоего пусть и xрупкого, но все же баланса интересов. С этой точки зрения он в целом способен удовлетворить такого рода ожидания.

"Forbes"

Место: Киргизия
Только правда оскорбительна...

Архив