понедельник, 16 октября 2017 г.

Туркменистан на пороге нашествия ИГИЛ

За 26 лет со дня провозглашения государственной независимости Туркменистана страна достигла существенных результатов в внутриполитической, социально-экономической и внешнеполитической сферах. Наряду с этим, в силу объявленного нейтралитета Туркменистан создал себе имидж некой «тихой гавани», где благодаря «сохранению национальных ценностей» и мудрой политики Аркадага царит мир и покой.

Однако, сегодня перед страной стоит очень актуальная проблема – рост угрозы распространения религиозного экстремизма, которая может серьезно повлиять на уровень безопасности не только в республике, но и в целом в регионе Центральной Азии.

Справедливости ради надо сказать, что где-то до 2014 года Туркменистану удавалось пресекать появления на своей территории группировок религиозных экстремистов и их агентов влияния. Практически все эмиссары «Хизб ут-Тахрир», направлявшиеся в Туркмению, потерпели фиаско, поскольку население крайне вяло отзывалось на их пропаганду, а нелегально ввозимая литература зачастую оказывалась невостребованной.

Но это все продолжалось лишь до тех пор, пока в 2014-2015 гг. на туркмено-афганской границе, где живут туркменские племена, не появились силы, связанные с ИГИЛ, и активизировалась салафитская пропаганда внутри Туркмении. Среди проживающих в афганском приграничье туркмен много потомков басмачей, боровшихся против Советской власти. В этих районах Афганистана традиционно была сильна поддержка движения талибов, однако  в последние год-два часть этих туркмен неожиданно перешла на сторону ИГИЛ.

В свою очередь в прессе стали появляться сообщения о резком росте религиозного экстремизма внутри страны. К сожалению, в силу закрытости этой страны, у международного сообщества отсутствует какая-либо достоверная информация о ситуации внутри Туркменистана.

Что касается обстановки в туркменской армии, то, несмотря на проводимые туркменскими властями реформы, реальное положение дел в этой сфере остается неудовлетворительным, и способность туркменской обороны эффективно реагировать на новые угрозы представляется сомнительной. Это наглядно проявилось в условиях обострившейся ситуации на туркменско-афганской границе. В стране ощущается предвоенная, мобилизационная атмосфера. Ужесточаются условия прохождения гражданами срочной военной службы.

Если обратиться к цифрам, то со второй половины 2014 года по настоящее время в ходе боестолкновений погибли более 210 пограничников (90% из которых солдаты-срочники). Имеется информация о том, что в мае 2017 года в города Мары и Туркменабад доставлены тела 37 военнослужащих (20 и 17 чел. соответственно), проходивших службу в подразделениях Государственной пограничной службе на туркменско-афганской границе и погибших в результате боестолкновений с афганскими бандформированиями.

При этом туркменское правительство придерживаясь избранного пути нейтралитета, официально отрицает наличие угрозы на афганской границе и даже направило соответствующую ноту в адрес Казахстана после заявления Нурсултана Назарбаева, озвучившего совместную с Путиным позицию о наличии определенных опасений за ситуацию на туркменско-афганской границе. Это создает серьезные проблемы для организации международных усилий помощи Туркменистану.

В целом, можно отметить, что экстремистские настроения в Туркменистане традиционно не имели широкого распространения. Однако, в последние годы рост напряженности в соседнем Афганистане начал оказывать резкое негативное влияние на ситуацию в республике. Причем именно на туркменско-афганской границе зафиксировано наиболее интенсивная концентрация всякого рода террористических элементов, в том числе сторонников ИГИЛ. Следует, правда, отметить, что пока речь идет об «игре флагами», т.е. в обмен на финансирование с Ближнего Востока определенные группы приграничных афганских туркмен поднимают флаги ИГИЛ, не подчиняясь напрямую приказам «халифа». Тем не менее вероятность прямого вторжения боевиков из Афганистана нельзя исключать.

Арслан Каримбердиев

Место: Туркменистан
Только правда оскорбительна...

Архив