среда, 4 октября 2017 г.

На море нефти без бензина

Как чиновники проспали дефицит топлива в стране

Министерство энергетики вчера обнаружило, что в стране, оказывается, не хватает топлива. Всю неделю чиновникам об этом рассказывали казахстанцы, публиковавшие в соцсетях фотографии АЗС с лаконичными объявлениями «Бензин жоқ» и похожими друг на друга, как капля воды, историями.

«Вчера ни АИ-92, ни АИ-95 не было на всем протяжении дороги «Атырау-Астрахань». Не работали АЗС в поселке Аккистау Исатайского района, не было бензина и в приграничном с РФ Курмангазинском районе. Хорошо, что машина может работать на газе. В селе Ганюшкино заправились газом, благо этот вид топлива был в наличии», – цитирует агентство «Казинформ» главного редактора областной газеты «Прикаспийская коммуна» Насипу ШАЛАБАЕВУ.

«В Таразе на АЗС «Гелиос» вечером заехала, мне нужен был тосол. Оператор сходу: «Бензина нет…. Утром приезжайте». «В смысле, нет?» – спрашиваю я. «Только утром дадут 1,5 тонны и всё, кто успеет, тот и заправит, остальные по талонам», – пишет в соцсетях пользователь из Тараза.

А чуть ранее, 25 сентября, с открытым обращением к правительству выступила авиакомпания «Эйр Астана», заявившая, что из-за дефицита топлива регулярное авиасообщение в Казахстане находится под угрозой. Вице-министр энергетики Асет МАГАУОВ в тот же день гневно опроверг это заявление, заявив публично: «В целом мы оцениваем ситуацию по рынку нефтепродуктов как благоприятную». А когда конкурентов поддержала еще одна авиакомпания, «QazaqAir», в министерстве вынуждены были признать наличие дефицита авиатоплива в стране, однако чиновники назвали ситуацию «не угрожающей».

И лишь когда заправки дочерней организации «КазМунайГаза» – ТОО «ҚазМұнайГазӨнімдері» –стали продавать топливо страждущим исключительно по талонам, а еще одна крупная сбытовая частная сеть начала лимитировать отпуск бензина в одни руки, профильное министерство признало дефицит, объяснив его увеличением спроса и ростом курса рубля по отношению к тенге.

Несмотря на то что дефицит бензина у нас в стране случается весной и осенью с такой же регулярностью, как смена времен года, всякий раз чиновники, ответственные за порядок на топливном рынке, встречают его с разверзнутыми в растерянности руками. «Причины роста (спроса – автор) мы не анализировали», – с обезоруживающей простотой признал вчера на экстренно созванном брифинге вице-министр Асет МАГАУОВ.

Видимо, призывая понять его и простить. Хотя что тут анализировать? Если 30% автомобильного бензина и 70% авиакеросина по сей день Казахстан, входящий в первую десятку мировых держав по запасам нефти, импортирует из соседней России, а два из трех имеющихся в стране нефтеперерабатывающих завода последовательно, один за одним, останавливаются на капитальный ремонт, то наивно было бы ожидать, что топлива в стране хватит на всех. И «ҚазМұнайГазӨнімдері» как государственному оператору по реализации ГСМ на розничном рынке, следовало бы заранее создать запасы топлива на своих нефтебазах, чтобы сбить ажиотаж на рынке.

Еще в январе 2010 года президент Нурсултан НАЗАРБАЕВ в своем Послании народу Казахстана говорил: «К 2014 году мы реконструируем все три НПЗ и сможем полностью обеспечивать нашу внутреннюю потребность по всему спектру нефтепродуктов».

Минуло больше семи лет, а реконструкция НПЗ продолжается по сей день, и теперь нам обещают энергетическую безопасность уже в 2018 году. Правда, только по бензину и по дизтопливу. Его, как обещают в Минэнерго, будем производить столько, что сможем даже экспортировать в объеме не меньше 2 миллионов тонн. А вот по керосину зависимость от России в ближайшее время сохранится. Это хорошо, что отношения между нашими странами с 1998 года строятся на основе Декларации о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие. А если гипотетически смоделировать такую ситуацию, когда друг – и не друг, и не враг, а так? Ладно, автомобили. Так у нас ведь и самолеты летать перестанут. На третьем десятке лет независимости.

Только правда оскорбительна...

Архив