понедельник, 25 сентября 2017 г.

Кыргызстан: Всплеск набожности превращает Араван в свободную от алкоголя зону

Было время, когда Араван, город-базар в пыльном уголке Ошской области Кыргызстана, утопал в алкоголе.

Шамиль Иминов, 40-летний владелец виноводочного магазина, вспоминает те дни с ностальгией. С середины 1990-х до середины 2000-х годов «водка, пиво и вино продавались почти на каждом углу, – сказал Иминов EurasiaNet.org. – На общественных праздниках и свадьбах водка лилась ведрами. Мы тогда зарабатывали много денег».

Но затем все изменилось. Всплеск исламского благочестия в городе сделал возлияния запретными, и многих торговцев алкоголем «убедили» – самыми различными способами – отказаться от этого прибыльного бизнеса.

Жизнь в Араване вращается вокруг центрального базара. Каждое утро жители соседних селений Чек-Абад, Тепе-Курган и Мангыт стекаются на рынок на самых различных средствах передвижения, нагруженных фруктами и овощами. Многие жители Аравана – а большинство населения составляют этнические узбеки – работают на базаре в качестве водителей такси, держателей ресторанов, носильщиков и продавцов.

Переломный момент для Аравана произошел в 2009 году. Катализатором перемен стало убийство пожилого человека группой подростков. Подробности убийства остаются неясными по сей день, но известно, что жертва была, по общему мнению, сильно пьющим человеком, который в тот роковой день оскорбил проходивших мимо молодых людей, тем самым вызвав конфронтацию, закончившуюся его смертью.

После убийства «в каждой махалле возникли группы общественных активистов, призывавших к запрету алкоголя, в разных районах города проводились собрания, на которых жители просили местные власти ввести ограничения на продажу алкоголя, в нескольких районах был введен комендантский час для подростков, а имамы стали более активно выступать в проповедях против злоупотребления алкоголем», – вспоминает 42-летний житель Аравана Улугбек Ахмедов, работающий носильщиком на Араванском базаре и на добровольных началах помогающий в соседней мечети.

Ахмедов добавил, что продажи алкоголя прекратились не только в узбекских кварталах, имеющих репутацию более набожных и консервативных, но и в районах Аравана, где проживают преимущественно этнические кыргызы.

По словам Иминова и Ахмедова, убийство в 2009 году лишь сыграло роль спускового механизма. Главным двигателем перемен в Араване стал растущий с середины 2000-х годов уровень набожности. Потребление алкоголя уменьшалось на фоне роста числа мечетей в четыре раза и усиления исламского благочестия.

Иминов отметил, что по сравнению с серединой 2000-х годов продажи алкоголя упали наполовину. На фоне замедления спроса количество торгующих алкоголем магазинов сократилось до всего трех. «Новое поколение людей, родившихся после распада Советского Союза, достигло совершеннолетия. Эти молодые люди не пьют, они более благочестивы, чем их родители, и они оказывают давление на своих сверстников, чтобы те тоже вели здоровый образ жизни», – сказал Иминов.

Даже немногие оставшиеся торгующие алкоголем магазины испытывают давление общества, подталкивающего их к сворачиванию своей деятельности. «Я не испытывал прямого давления, но люди, которые работают на меня [носильщики, продавцы, уборщики], постоянно подвергаются давлению со стороны своих родственников, друзей и соседей, призывающих их прекратить работать в моем магазине. Им говорят, что это харам [грешно], – сказал Иминов.

Иминов признал, что некоторые из его религиозных друзей отвернулись от него, и стараются, чтобы их с ним не видели. Но он продолжает заниматься торговлей алкоголем по экономическим причинам. «Я был бы готов отказаться от продажи алкоголя, если бы были другие возможности для приличного заработка. К сожалению, в Араване не так много работы, на которой можно заработать 50-70 тыс сомов в месяц (около 1000 долларов)», – сказал Иминов, имея в виду доход, который он получает от продажи алкоголя.

Но порой дело не ограничивается лишь моральным давлением. Например, в также торгующем алкоголем в Араване магазине «Фаиза» за последние два года уже дважды были пожары. Милицейские расследования ничего не дали, но владельцы считают, что имел место поджег и что пожары связаны с тем, что они продают виноводочной продукцией.

По словам Хаджимата, 47-летнего торговца, согласившегося назвать только свое имя, он подозревает, что к инцидентам имеют отношение местные «вовчики» (уничижительный термин, обозначающий приверженцев ультраконсервативной исламской идеологии, ваххабизма).

В 2011 году Хаджимат вынужден был закрыть свой магазин по продаже алкогольных напитков после подобного пожара. В его случае также виновники установлены не были. «Я был сыт по горло этими разговорами, закрыл магазин и начал продавать фрукты и овощи. Это не так доходно, но я не против», – сказал он.

Как отметил Ахмедов, помогающий в мечети, изменения нравов принесли много пользы Аравану. «Раньше было много драк среди молодежи, кражи со взломом часто случались, и ... [бытовое насилие] было широко распространено», – сказал он. – Сейчас преступления в Араване стали очень редким явлением. Молодые люди предпочитают вечеринкам занятия спортом».

Ахмедов добавил, что по причине растущего влияния ислама и поездок многих бывших алкоголиков в паломничество в Мекку стали укрепляться семейные узы.

По мнению Иминова, борьба с алкоголем – это только цветочки, а ягодки впереди.

«Араван превращается в место, где радикальные религиозные идеологии становятся нормой. Мы уже видим, что многие молодые люди носят бороду [и мусульманскую одежду], – сказал он. – Если им [религиозным общинам] удастся закрыть алкогольные лавки, следующим шагом, возможно, будет введение в Араване законов шариата».

Но в городе еще много мужчин среднего возраста, которые вполне могут пропустить стаканчик, хотя они теперь стараются не попадаться при этом на глаза. «Обычно это люди, которые прожили большую часть своей жизни в советский период. Они пьют, потому что им наскучила жизнь на пенсии», – сказал Иминов.

Между тем на фоне падения продаж алкоголя в Араване бизнес продолжает развиваться в соседних селениях, таких как Чек-Абад, Ленинское и Тепе-Курган. По словам Иминова, его основные оптовые покупатели приезжают именно оттуда. Отабек Абдуллаев, 39-летний местный водитель грузовика, который часто посещает эти селения по делам, сказал EurasiaNet.org, что Чек-Абад и Тепе-Курган географически и культурно ближе к Узбекистану, где религия жестко контролируется государством.

«Они любят праздники, и во время празднеств алкоголя, как правило, очень много. Как будто жизнь там замедлилась, и они все еще живут в Советском Союзе», – сказал Абдуллаев.

Место: Киргизия
Только правда оскорбительна...

Архив