пятница, 18 августа 2017 г.

Дело о гибели таджикского мальчика будет рассмотрено в Страсбурге?

Адвокаты семьи умершего в отделении полиции в Петербурге пятимесячного таджикского мальчика Умарали Назарова готовят жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Об этом Радио Озоди сообщила адвокат Ольга Цейтлина после того, как накануне суд в Санкт-Петербурге признал «законным» отказ следственного отдела по Адмиралтейскому району ГСУ СКР в возбуждении уголовного дела о смерти младенца. Таким образом, суд отклонил требование адвокатов о привлечении к уголовной ответственности сотрудников полиции и миграционной службы.

Таджикский мальчик Умарали Назаров умер 13 октября 2015 года в петербургской больнице, через несколько часов после того, как его забрали у матери, задержанной за нарушение миграционного законодательства. В заключении Городского бюро судебно-медицинской экспертизы говорится, что в смерти Умарали виновата «генерализованная вирусная (цитомегаловирусная) инфекция», которая развивалась уже давно и поразила практически все жизненно важные органы дыхательной, сердечной и желудочно-кишечной системы ребенка.

Родители ребенка и все его родственники, наблюдавшие его ежедневно, в один голос утверждают, что Умарали рос здоровым и спокойным ребенком, в день, когда его отняли у матери, у него не было даже насморка. «Он даже не плакал у нас особенно, как заплачет, покормишь его – и он сразу успокаивается. Ни гриппом не болел, ничем», говорил отец мальчика Рустам Назаров.

Кстати, и врачи скорой, и врачи больницы Цимбалина тоже при осмотре не нашли у него никаких недомоганий. Ни родители, ни гражданские активисты, выходившие с плакатами к больнице, к отделу полиции, УФМС и Следственному комитету, требуя справедливого расследования этого дела, в смертоносный мегаловирус не верят. Скорее, предполагают, что смерть наступила в результате небрежного кормления – молочная смесь была непривычной, ребенок мог срыгнуть и задохнуться.

Адвокат Ольга Цейтлина считает, что изъятие ребенка у Зарины Юнусовой было совершенно незаконным. «Была нарушена статья 2 Конституции России, право на жизнь, а также право на семейную жизнь, поскольку никаких причин разлучения матери и грудного ребенка не было. Им сказали, что у них проходит дезинфекция, и ребенку опасно оставаться в этом помещении, но что это за дезинфекция и почему материи было можно там оставаться, а ребенку – нет, непонятно», сказала адвокат.

Сразу после смерти таджикского мальчика Следственный комитет возбудил уголовное дело. Одновременно были назначены проверки в отношении сотрудников УФМС – законными ли были их действия, и в отношении полицейских – правильно ли они поступили, отняв ребенка у матери из-за отсутствия у нее регистрации. И действия сотрудников миграционной службы, и действия полицейских были признаны правильными и законными – в рамках стандартной процедуры. В действиях врачей больницы имени Цимбалина тоже ничего неправильного не нашли.

Хотя две недели спустя после после смерти Умарали глава российского правительства Дмитрий Медведев заверил таджикского президента Эмомали Рахмона в том, что этот вопрос находится под его личным контролем и дело будет доведено до конца.

«С самого начала было ясно, что они не отступятся от выводов судебно-медицинской экспертизы. Была еще экспертиза Военно-медицинской академии, но там нет исследовательской части, не обозначены применявшиеся методики. Интересно также, что в медицинской карте ребенка на странице, где есть записи, сделанные в последний день его жизни, присутствуют потертости, заметные невооруженным глазом», говорила ранее Ольга Цейтлина в интервью Радио Озоди.

А вскоре, несмотря на просьбу адвокатов позволить матери дождаться суда, Зарину выдворили из России – она уехала вместе с телом своего малыша. В Таджикистане ей обещали провести независимую экспертизу, но сделано этого так и не было.

Теперь вся надежда на решение ЕСПЧ, говорит адвокат Цейлина, которая намерена в ближайшее время отправить жалобу в Страсбург.

Напомним, ЕСПЧ 26 октября прошлого года обязал Россию выплатить гражданину Таджикистана Туйчи Джураеву и его жене Екатерине Шалковой по пять тысяч евро компенсации за то, что Джураеву закрыли въезд в Россию. ЕСПЧ признал, что в результате запрета на въезд в отношении Джураева и его жены была нарушена статья 8 конвенции о защите прав человека и основных свобод — о праве на уважение личной и семейной жизни. Интересы заявителей представлял юрист Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал».

Другой гражданин Таджикистана Наимджон Якубов, бывший заключенный в исправительной колонии (ИК-17) города Пугачёв Саратовской области, отсудил у России 25.000 евро. Он провел 5 лет в тюрьме по фальсифицированному обвинению в хранении и попытке сбыта наркотиков. Сам он еще в 2009 году во время содержания в СИЗО в Подмосковье не раз связывался по телефону с Радио Озоди и рассказал о том, что обвиняется в не совершенном им преступлении. Свою невиновность он доказать не смог, суд вынес обвинительный приговор. В конце 2014 года по завершению срока заключения, Якубов вышел на свободу и обратился в Европейский суд по правам человека, который решил тяжбу в его пользу.

Только правда оскорбительна...

Архив