четверг, 31 августа 2017 г.

Ашхабад увяз в проблемах финансов, безопасности, отношений с соседями

За две с небольшим лишним недели до старта 5-х Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам или Азиады-2017 в Ашхабаде президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на заседании правительства рассказал о некоторых деталях торжественной церемонии открытия игр 17 сентября.

Огонь Азиады будет зажжен на газовом месторождении «Галкыныш» и доставлен в Ашхабад. В тот же день планируется вручение представителями Книги рекордов Гиннесса сертификатов двум объектам игр — самой большой в мире статуе коня, украшающей Олимпийский стадион в туркменской столице, и Центру водных видов спорта — самому большому крытому бассейну, возведенному с использованием новейших технологий и экологически чистых материалов.

Этих успехов Ашхабад добился во многом с помощью жесточайших ограничений при ограниченных финансовых ресурсах. Работники госсектора уже довольно долгое время «добровольно» отказываются от части зарплаты в пользу спортивного мероприятия. Но этого, конечно, недостаточно. Использовав имевшиеся возможности по получению денег, президент Бердымухамедов даже наведался в Армению, а министра иностранных дел командировал в Индию.

У населения в связи с Азиадой — свои проблемы. Водителям частных машин только до 23.00 можно ездить по Ашхабаду, иногородним же въезд в столицу попросту закрыт. Жителей Ашхабада из секторов, расположенных недалеко от объектов Азиады, на всякий случай переселили в другие районы, а заведения и офисы попросту закрыли на неопределенный срок. Режим по мере приближения спортивного форума в Туркменистане ужесточается. О сложившейся в стране ситуации корреспонденту EADaily рассказал председатель правления Общества русско-туркменской дружбы «Соотечественник» Максат Сапармурадов.

Насколько соответствуют действительности сообщения о всевозможных ограничениях для жителей страны накануне Азиады-2017?

Первая и главная — это запрет на передвижение. Ограничен въезд в Туркмению физических лиц изо всех стран, включая Иран, Турцию, Узбекистан и Казахстан. На границе задерживаются грузы. До 16 сентября еще будут пропускаться товары первой необходимости, но с 17 по 27 сентября и этому придет конец. В этот период ни грузы, ни люди не имеют права заезжать через сухопутные границы. Уже сейчас в аэропорту Ашхабада многие граждане Туркменистана не могут вылететь в другие страны. Их без объяснения причин разворачивают домой, и билеты на самолет попросту пропадают. Выезд запрещен без каких-то объяснений.

Чего так боятся власти?

Провокаций во время Азиады. Но речь в данном случае не о террористических актах. Власть опасается народных волнений: ходить нельзя, ездить нельзя, для иногородних въезд в Ашхабад только по специальным пропускам. Столица, фактически, на осадном положении при том, что многие из другой местности приезжают в Ашхабад на работу. Запрещена также продажа алкоголя. Этот запрет исключительно носит пропагандистский характер, с тем, чтобы не испортить имидж государства. Ведь в играх участвуют спортсмены преимущественно мусульманских стран.

Действительно ли у властей нет денег на Азиаду?

Денег нет. От безысходности президент Бердымухамедов поехал с визитом в Армению за деньгами.

Так у самой Армении с деньгами туго…

Бердымухамедов надеялся с помощью Армении повлиять на Иран. Ереван мог бы выступить посредником в просьбе к Тегерану. К тому же у Еревана хорошие отношения с Москвой, и это тоже возможно Ашхабад держал в уме. Я на днях вернулся из Ирана, где общался с новым правительством. Иранцы не хотят вести дел с Туркменией, а точнее с Бердымухамедовым. Не так давно Бердымухамедов посетил Баку, где тоже просил денег на Азиаду. Сейчас министр иностранных дел Рашид Мередов находится с визитом в Индии, с той же целью. Просто не понятно, как будет проводится Азиада, как будут спортсмены и гости обеспечены хотя бы питанием.

Туркмения наряду с Таджикистаном и Киргизией недавно оказалась в списке стран, где распространяется радикальная идеология. Почему так произошло или как могло такое произойти?

Сегодня в Туркменистане растет третье постсоветское поколение, лишенное возможности получить нормальное образование, свободно ездить за рубеж. Вот и уходят в религию. Из-за образовавшегося вакуума молодежь зачастила в мечети, углубляются не только в ислам, но и в радикальные учения. Власть испугалась, что возможно эти люди связаны в какой-то степени с ИГИЛ («Исламское государство», ДАИШ, террористическая организация, запрещенная в России и других странах). Да, те парни, которые выезжали в Турцию, а потом воевали на стороне ИГИЛ, возможно, вернулись на родину. Не все, хотя бы часть. Власть опасается, что именно они начнут «проповедовать» идеи по изменению государственного строя. Власть запретила студентам, школьникам посещать мечети. Аналогичный запрет на посещение мечетей и на отправление религиозных обрядов под угрозой увольнения коснулся чиновников. Бердымухамедов опасается, что используя ислам, можно создать взрывную ситуацию в Туркмении. Поэтому распространяются слухи о неких исламских радикалах. На самом деле это не так. Туркмены, строго говоря, больше язычники, они никогда не были замечены в религиозном фанатизме. Если бы туркмены были радикальными мусульманами, это проявлялось хотя бы в одежде наших девушек. А они никогда не закрывают лица, никогда не надевают хиджабы и прочие элементы исламской одежды. Молодые же люди оказывались в экстремистских организациях за рубежом, как правило, соблазненные возможностью заработать. Получали первые 5 тысяч долларов, а потом… кто погиб, кто смог вернуться. По нашим данным, в рядах ИГИЛ находится не более 270−280 туркменов.

По вашим данным, где они воюют, в Сирии или Афганистане?

В Афганистане наших нет. В основном, в Сирии. Есть проблема с границами, их не назвать наглухо закрытыми. Но пригласить иностранные войска на границу для усиления контроля президент не хочет, потому что это значит оказаться самому под этим контролем.

С афганской стороны на границе, как раз в тех регионах, где живут туркмены, несколько лет сохранятся нестабильность. Это оказывает негативное влияние на Туркменистан?

Бердымухамедов договорился с лидерами племен, что он будет давать им бесплатно газ, электричество, а они не будут пропускать в Туркмению боевиков. Но афганцы не умеют охранять границу, они ее никогда не охраняли, и у них нет необходимого вооружения для охраны границы. Поэтому на границе практически ежедневно случаются вооруженные инциденты. До прорыва дело не доходит, но ситуация опасная. За свет и газ афганцы не будут охранять границу.

В последнее время обсуждается идея провести в Ашхабаде под эгидой ООН переговоры по урегулированию конфликта в Афганистане. Как вы оцениваете такую возможность?

Ашхабад имеет опыт проведения подобных переговоров. В 1990-х годах в столице Туркмении прошло несколько раундов переговоров по межтаджикскому урегулированию. Но тогда Туркмения стояла крепко, а на границе находились российские войска. Сейчас Бердымухамедов, примеряясь к роли миротворца, посредника, попытается извлечь для себя дивиденды, в том числе — по части безопасности. Однако, кажется, он не учитывает, что инициатива о переговорах принадлежит США, даже если эти переговоры будут проходить под эгидой ООН. Американцы намерены использовать Туркменистан. На прошлой неделе они объявили, что увеличивают воинский контингент в Афганистане. У них задача — контролировать Иран, используя туркменскую территорию. Фактически, цель американцев зайти в Туркмению, разделить ее на племена, установить свои базы для контроля над Ираном. В Тегеране это тоже понимают.

Со стороны Таджикистана реализовать такой план не получится, там стоит российская военная база. Со стороны Узбекистана — аналогично. А вот со стороны Туркмении с населением всего 3 миллиона человека — это возможно, особенно если использовать фактор экономического кризиса в стране. Не зря же США строят в Ашхабаде новое посольство. Происходящим очень обеспокоен Иран, крайне не желающий, чтобы вблизи его границ со стороны Афганистана и Туркменистана находились американцы. Плюс фактор Каспия — там нефть, газ.

Может быть, США возьмутся и за безопасность газопровода ТАПИ (Турменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), главная причина пробуксовки строительства которого именно находится в плоскости безопасности?

Реализация ТАПИ вызывает сомнения. С 1995 года идут разговоры. Компания Unocal держала контрольный пакет акций. Лидер талибов был приглашен к покойному президенту Туркмении Сапармурату Ниязову, и была достигнута договоренность, что сам Бен Ладен будет обеспечивать со стороны Афганистана безопасность ТАПИ. Американцы хотят вернуться к этой идее, но играя на противоречиях талибов с ИГИЛ, т. е. талибы будут воевать с ИГИЛ и обеспечивать безопасность ТАПИ. Но, думается, это из области фантастики. Даже если предположить, что на афганской территории удастся обеспечить стабильность, довести трубопровод до Пакистана, то и там ситуация далекая от стабильности. Поэтому будущее проекта очень туманно.

Получается, что Бердымухамедов, пытаясь подыгрывать американцам, помогает им исключить Россию из переговорного процесса по Афганистану?

Он ищет тех, кто ему предоставит деньги. Москва ему денег не даст. Она предлагает обеспечить охрану границы, Бердымухамедов этого не хочет: вначале деньги, а там будем решать, как быть с границей, где якобы проблем немного. Американцы ему дадут деньги, но когда им понадобится, то зайдут в страну. По сути, речь — о продаже страны. И все это понимают. Внутри страны у президента много врагов. Соседи особо теплых чувств к нему не испытывают. Он поссорился с Тегераном из-за долга, который, по одним данным, составляет 3 миллиарда долларов, а по другим — 32 млрд.

Если долг есть, почему Тегеран его не гасит?

Иранцы хотят как-то договориться, а туркменский президент требует наличные. Иранцы не могут живыми деньгами расплатиться. Проблема решается за столом переговоров. Но туркменский президент не хочет переговоров, а только денег. Однако в скором времени у Ирана полностью отпадет нужда в туркменском газе — Тегеран уже завершает прокладку газопровода для северных провинций страны. А с Ираном нужно дружить, это ближайшая страна, сильный сосед. За 30 лет действия санкций Иран развил свою промышленность, сельское хозяйство. Портить отношения с таким соседом — это надо сильно постараться. И сегодня в Тегеране говорят, что готовы помочь Ашхабаду во всех вопросах, но при другой туркменской власти.

Место: Туркменистан
Только правда оскорбительна...

Архив