воскресенье, 20 августа 2017 г.

Победа имитационной демократии

Профессор Зайнидин Курманов в своей статье «Анализ моделей демократии и их влияния на будущее Кыргызстана», опубликованой на сайте Центра политико-правовых исследований 18 августа, размышляет о столкновении культур как причине хронической нестабильности, о синтезе либеральных и традиционных ценностей, о сочетании общественного и индивидуального.

Модели демократии и их влияние на будущее Кыргызстана

В стране на протяжении почти 30 лет идет поиск собственной модели развития демократии, которых ученые-политологи насчитывают около 40. Президент Аскар Акаев внедрял в постсоветское кыргызское общество либерально-демократическую модель демократии, которую называют классической и распространенной в западном мире и развитых не-западных обществах.

Мощный потенциал такой демократии до сих пор сказывается на развитии страны, которую мировая общественность в начальный период суверенитета окрестила «островком демократии», что стало новым и перспективным международным трендом нашей страны.

Президент Курманбек Бакиев говорил уже о необходимости развития «совещательной демократии» – достаточно распространенной в мире формы, суть которой состояла в особом внимании дискуссиям и дебатам, которые позволили бы лучше выявить интересы общества. Из этой идеи вытекала и практика проведения «Курултая согласия» («Ынтымак курултайы»), проведенного в Бишкеке в феврале 2010 г. незадолго до свержения режима.

Нынешний президент Алмазбек Атамбаев ни о какой модели демократии не заявлял, но по предпринимаемым действиям показывает себя как поборник модели «управляемой демократии». Ее называют также имитационной, манипулируемой, декоративной, квази- или псевдодемократией.

При такой форме государственного устройства формально существует демократическое законодательство, соблюдаются выборные процедуры и так далее, однако фактическое участие гражданского общества в управлении государством и влияние общества на власть сведено к минимуму. Имитационная демократия, как правило, имеет политическую систему с доминирующей партией.

В справочниках также говорится, что «при такой «демократии» может появиться скрытая диктатура. Также такая демократия может быть в марионеточном государстве». В связи с вышесказанным и предстоящими выборами нового главы государства было бы интересно посмотреть, как в развивающихся странах, как наша, взаимодействуют идеи демократии и традиционные ценности и каковы могут быть их последствия?

Сейчас в Кыргызстане идут не просто какие-то политические процессы или так называемые реформы, в которых могут принять участие какие-то кадры. В стране происходит смена цивилизаций, идет сложный модернизационный процесс перехода от традиционного и советского общества к современному.

Суть его заключается в преодоление патернализма и гражданской трансформации общества. Этот процесс связан с признанием и распространением демократии как инструмента и как формы политической самоорганизации общества.

В мире с 1980-х годов идет процесс глобализации, который повсеместно распространяет и развивает идеи демократии, прав человека, верховенства закона, открытости и прозрачности власти, ее подотчетности народу, разделения ветвей власти и баланса между ними и так далее. Вместе с глобализацией во все части мира приходят и устанавливаются либеральные ценности, которые теперь сосуществуют с традиционными ценностями и системами.

Но вместе с развитием этих идей, одновременно и с разной скоростью, идут и другие процессы, связанные с возрождением былых традиций, ростом религиозности населения, национализмом и так далее. Некоторые из этих процессов идут вразрез с идеями глобализации, интернационализации, интеграции, демократизации, что приводит к возникновению неустойчивости и нестабильности государств, социально-политических и экономических систем и существующих общественных отношений.

Автор знаменитой книги «Смена цивилизаций» Самюэль Хантингтон, в частности, утверждает, что Японии, Турции, Южной Корее, Сингапуру, Тайваню, Малайзии и другим незападным обществам для достижения прогресса потребовалось пройти не просто через «модернизацию», то есть обновление объекта, приведение его в соответствие с новыми требованиями и нормами, техническими условиями, показателями качества, а также ее сочетание с «вестернизацией» как продукта глобализации.

Имеется в виду заимствование западноевропейского или англо-американского образа жизни в области экономики, политики, образования и культуры, распространение западных ценностей. Эти ценности вышли из недр античного общества и впоследствии стали достоянием англо-саксонского мира, который стал воспринимать эти ценности как свои исконные и выступил в качестве знаменосца и распространителя этих идей.

Впоследствии к ним присоединились на основе общественного договора (конституции) не англо-саксонские общества Европы – французы, немцы, итальянцы, поляки, чехи, венгры, южные славяне и другие. Теперь идет процесс освоения усвоения этих ценностей не-западными обществами (азиатскими, африканскими и т.д.) на основе своих национальных особенностей, в результате чего там тоже распространяется либеральная идеология и рыночная экономика.

Что же мы видим сейчас в таких развивающихся странах, как Кыргызстан? Разложение традиционализма, т.е. приверженности к старым традициям, устоявшимся вкусам и т.п., приводит людей к необходимости отстаивать свои интересы и признанию демократических свобод. Однако противоречивое сочетание традиционализма и либерализма создает определенную напряженность и неустойчивость в обществе.

Это выражается в переоценке традиционных ценностей и поисках национальной повестки дня. От ее формулировки будет зависеть стратегия развития нации и государства. Этим поиском и должна быть занята политическая и интеллектуальная элита страна. Однако незнание или игнорирование национального опыта приводит к появлению аутентичных (подлинных) вариантов, трудно объяснимых с позиций западной традиции.

Под влиянием демократии традиционализм трансформируется, приобретая ситуативный характер и демонстрируя прагматичность. Либеральные представления наслаиваются на традиционалистские или сочетаются с ними, что приводит к их примитивизации. В результате представления о демократии отличаются формальностью и архаичностью, что не позволяет этим ценностям трансформироваться в поведенческие установки как элиты, так и общества.

Возрожденные смыслы подталкивают систему назад, к прошлым формам (курултаям, делению общества на «врагов народа», «своих» и «чужих»). Традиции же, находясь вне зоны критики, порождают архаизацию общества и мышления. Происходит вторичная традиционализация, когда традиционные нормы и представления оказываются достаточно жизнеспособными, чтобы не только сохраниться, но и распространяться на новые сферы жизнедеятельности.

Поэтому, несмотря на какие-то предпринимаемые меры (введение парламентаризма, судебную реформу, борьбу с коррупцией и т.д. и т.п.), происходит «хреодный эффект», когда снова восстанавливаются неудачный институциональный опыт или модели. Например, несмотря на две революции, снова и снова восстанавливаются те общественно-опасные явления и отношения, из-за которых были изгнаны два президента.

Усиливается внутренняя конкуренция, которая возникает в результате усилившегося движения села в город. Образуется несколько центров, в которых осуществляется модернизационный процесс, основанный на формальных правилах, а вся страна живет на неформальных социальных контрактах. Например, передача власти в ЦА-регионе происходит не по конституции, а по правилам престолонаследия (назначения преемника) или в результате сговора различных кланов.

Противопоставление индивидуализма, присущего либерализму, и коллективизма, как ценности традиционного общества, приводит к освобождению личности от всех норм, что очень хорошо просматривается сейчас в виде установления беззакония, безвластия, насильственного свержения власти и так далее.

Главное, что в результате такого противостояния происходит колоссальная потеря времени и необратимое отставание Кыргызстана от мировых процессов, а также ее внешнеполитическая изоляция. В этих условиях активизируются силы традиционной реакции.

В этой связи становится актуальным поиск тех традиционных ценностей, которые будут способствовать целям вестернизированной модернизации. Так, например, верность идее коллективизма (группам, кланам) в не-западной Японии трансформировалась в верность своим компаниям, что привело к пожизненному найму кадров, повышению эффективности производства и конкурентоспособности японских товаров.

Примечательно, что руководство Японии при модернизации страны взяла за основу свою культуру, а демократические ценности рассматривала как важный ресурс для развития страны, то есть, одно помогало другому. Усиление рациональных компонентов, критический анализ традиций и инноваций позволил им найти оптимальную степень синтеза свободы и ответственности, выведя общество из состояния хронической неустойчивости.

Есть возможность кандидатам в президенты серьезно поразмыслить над тем, чтобы начать более осмысленное «демократическое строительство», что принесет нашей стране процветание и долгожданную политическую стабильность, которые возможны только при установлении подлинной демократии, учитывающей и наши собственные культурные особенности.

Только правда оскорбительна...

Архив