вторник, 15 августа 2017 г.

Зарплата или закон: почему мигранты из Центральной Азии добровольно идут в нелегалы

Зачем граждане из стран Центральной Азии соглашаются работать в России нелегально, рискуя быть обманутыми работодателем и быть высланными из страны.

Отношение к собственному правовому статусу среди мигрантов в России сильно изменилось за последние 2-3 года. Об этом говорят как исследования социологов, так и чисто практические наблюдения общественников, занимающихся юридической поддержкой иностранцев.

Кто-то с большой сознательностью стал подходить к соблюдению законов РФ: они собирать весь пакет документов, получать справки, оформлять патент.

Среди них мигранты-разнорабочие, чьим прямым нанимателем является государство либо крупная частная компания. Здесь за соблюдением законодательства строго следят надзорные органы, а потому юридическая чистота документов — обязательное правило.

Нередко это и высококвалифицированные специалисты, чья зарплата существенно выше, чем у рядового строителя или продавца, а потому стоимость патента для него необременительна.

"Непатентованный" работник

В то же время многие мигранты не менее осознанно "уходят в тень", предпочитая легальному оформлению устный договор с нанимателем. Пусть ненадежно, зато не слишком хлопотно и без отчислений в казну. Месячная зарплата у них невысока: порядка 27 — 30 тысяч рублей. Патент же "съедает" значительную ее часть, в итоге они предпочитают трудиться полулегально.

"Первая причина этого — дороговизна патента. Вторая — его наличие не гарантирует, что ты не будешь потом доплачивать. Отдаешь документы, их оформление затягивается, за неделю до истечения срока патента тебе говорят: дорогой, мы не успеваем оформить вовремя, ты езжай домой, возвращайся — мы его сделаем. Либо сейчас заплати 10 тысяч", — отмечает глава фонда "Миграция XXI век" и экс-замдиректора ФМС Владимир Поставнин.

По его мнению, скорость и прозрачность получения документов тем хуже, чем дальше от Москвы. Причем в столице цена патента составляет 4200 рублей в месяц, а в трудоизбыточных регионах России типа ЯНАО или Якутии она почти в два раза больше — 8200 рублей.

Как показывают данные статистики, средняя зарплата оформленного по закону иностранного работника на несколько тысяч больше, чем у нелегалов. Но на деле реальный доход законопослушных иностранцев бывает меньше, чем у их "теневых" коллег.

"Логика проста: сейчас патент плюс легальное оформление — это достаточно затратный процесс для мигранта. И при несколько большей зарплате их итоговый доход, за вычетом издержек, может оказаться куда ниже", — пояснил Sputnik Таджикистан сотрудник Института демографии ВШЭ Никита Мкртчян.

И многие мигранты решают, что оказаться в бесправном с точки зрения трудового законодательства положении все же выгоднее, чем отдавать государству львиную долю своей зарплаты.

Обещания вместо зарплаты

Последствия такого решения бывают очень печальны: в случае обмана со стороны работодателя законно помочь человеку будет невозможно. Более того, если у работника был патент, но не был оформлен трудовой договор, его перспективы вернуть деньги оказываются весьма туманны.

"На мой взгляд, проблема в том, что люди затягивают до последнего, ждут 3-4 месяца и в итоге оказываются в очень тяжёлом положении. А недобросовестный работодатель пользуется доверительным отношением со стороны рабочих, говоря — завтра-завтра. Но здравый смысл должен подсказывать мигрантам, что если это завтра затягивается, то пора принимать какие-то меры", — считает президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов.

Пример тому — большой скандал, имевший место в феврале 2017 года. Тогда порядка 600 иностранных рабочих, главным образом из числа граждан Таджикистана и Узбекистана, прокладывавших Солнцевскую линию московской подземки, остались без денег и без крыши над головой.

Около трёх месяцев они работали "в долг", после чего их подрядчик внезапно исчез, так и не заплатив ни копейки. Из-за отсутствия у них трудовых договоров, рабочие еле-еле смогли добиться выплат. Но лишь через три месяца и только после того, как в дело вмешалась прокуратура.

На такое отношение к трудовому законодательству и собственным правам влияет не только правовая грамотность или её отсутствие, но и изменение самого рынка труда.

В 2014 году с введением санкций против России и ослаблением курса рубля трудовая миграция для многих выходцев из Центрально-Азиатского региона перестала быть таким уж выгодным делом.

"Как только регистрация заканчивается, мигрант считается выбывшим из РФ. У нас были большие показатели в 2012-2013 годах. А потом начался кризис, санкции, девальвация, и регистрироваться начали намного меньше мигрантов, чем снималось с учета в докризисное время. Раньше невозможно было бы представить, чтобы у нас была миграционная убыль с Узбекистаном или Таджикистаном. Но именно такая ситуация сложилась в 2015 году", — отмечает Никита Мкртчян.

Тогда пустующую нишу быстро заняли граждане Украины, ищущие работу подальше от неспокойной обстановки на их родине. В 2016 году все вернулось на круги своя: главными донорами миграционных потоков снова стали страны ЦА.

Двойная статистика

Коллега Мкртчяна, Юлия Флоринская в докладе "Мониторинг экономической ситуации в России" полагает, что большинство мигрантов из стран СНГ работают в стране на законных основаниях, имея на руках весь пакет нужных документов.

С этим не согласен Вячеслав Поставнин. Он утверждает, что данные по патентам не отражают реальной ситуации на рынке иностранной рабочей силы.

"До того, как полностью ввели патентную систему в 2014 году в ее нынешнем виде, в Москве выдавали до 800 тысяч патентов в год. После этого Москва стала оформлять примерно 400 тысяч патентов в год. Но если смотреть официальную статистику, то мигрантов не стало меньше в два раза", — подчеркивает специалист. 

Всего в 2014 году было оформлено 3,7 миллиона разрешений и патентов, тогда как в 2016 году — 1,7 миллиона. Причем на статистику не сильно влияют даже граждане Армении, Казахстана и Кыргызстана, которым не нужно разрешение для работы в России.

По мнению Поставнина, многие мигранты не хотят работать в открытую, так как считают, что оформление документов не дает особых преимуществ пред лицом российских властей. 

"В настоящее время ситуация такова: ни один документ, ни патент, ни регистрация не дают надежной правовой защиты для мигранта. Он легко может быть задержан, его легко могут подвергнуть административному наказанию, он даже может быть выслан", — заявляет эксперт.

Такое уже случалось в 2010 году, когда после необоснованного задержания в Таджикистане двух российских летчиков, ФМС РФ начало массовую депортацию граждан республики, объяснив это нарушением миграционного законодательства. 

Сегодня, несмотря на кризис и проблемы в общении с чиновниками и правоохранителями, миграционный поток в страну снижается не сильно. По данным специалистов ВШЭ в 1 квартале 2017 года в РФ прибыли 122 тысячи международных мигрантов, что всего на 8% меньше, чем за соответствующий период 2016-го.

Только правда оскорбительна...

Архив