пятница, 14 июля 2017 г.

Почему президентом Казахстана может стать только чиновник?

И почему власть решила, что на государственной службе скопились сливки общества?

Чего хочет левая нога

Где-то со второй половины 90-х, когда я начал пытаться анализировать решения властей, вводящие меня в ступор, мои рассуждения строятся приблизительно следующим образом, исходя из весьма скромной самооценки.

Первое. Я не обладаю достаточной информацией, которая аккумулируется и анализируется в компетентных госорганах и позволяет властям на её основе принимать такие решения. То есть они знают что-то такое, чего я не знаю, поэтому и не могу постичь обоснованность этих решений. Вот если бы у меня была такая же информация, я бы, конечно, всё понял и бурно рукоплескал мудрости властей предержащих.

Второе. Я не обладаю таким масштабным стратегическим мышлением на перспективу. То ли недостаёт образования, то ли «серое вещество» поизносилось с годами или изначально было недостаточно серым. А вот наши государственные мыслители всем этим обладают и поэтому, руководствуясь какими-то долгосрочными соображениями, принимают сейчас решения, которые мне непонятны, но с годами, если буду жив, я пойму всю их глубину и значимость.

Ну, и третье. Как бы это помягче сказать. Нет там никакой особой информации или стратегического мышления, а есть просто то, что левая нога захотела – и, при отсутствии эффективной системы сдержек/противовесов и хороших фильтров для отбраковывания неудачных идей, это хотение получает законодательное и практическое закрепление.

Иногда даже важно не то, что это уже получило воплощение в законе, а сам факт появления такой идеи.

Без опыта госслужбы или выборной должности – даже и не мечтайте

В марте этого года в пункт 2 статьи 41 Конституции РК были внесены изменения. Теперь президентом РК может быть избран не только гражданин республики по рождению, не моложе сорока лет, свободно владеющий государственным языком и проживающий в Казахстане последние пятнадцать лет.

Он теперь должен ещё иметь высшее образование, а также соответствовать ещё ряду требований, которые в Конституции не прописаны. Потому что последняя, внесённая в этот пункт в виде изменений, фраза гласит: «Конституционным законом могут устанавливаться дополнительные требования к кандидатам в Президенты Республики».

Я всегда думал, что такие важные положения, как требования к кандидату в президенты, должны быть закреплены непосредственно в Конституции, а не где-то ещё, чтобы их нельзя было относительно легко менять.

Но вот эту мою убеждённость наши депутаты поколебали, в смысле — просто ликвидировали.

«Ну, и какие это могут быть требования?» — задумался я. И тут правительство внесло в парламент, министр юстиции представил, а мажилис одобрил законопроект, устанавливающий требование, чтобы кандидат в президенты имел как минимум пятилетний опыт работы в государственной или выборной должности.

Причём была сделана ссылка на какой-то зарубежный опыт.

Вот и я решил, в рамках обсуждения этого эпохального предложения, примерить его, так сказать, к зарубежным реалиям.

Разночинцы на престоле

Сначала на ум пришел бывший президент Польши, нобелевский лауреат Лех ВАЛЕНСА. У него не то что с государственной службой — даже с образованием не задалось.

Выходцу из многодетной семьи университет оказался не по карману, и поэтому он ограничился техникумом и работой электриком на судоверфи. С предложением нашего Минюста не быть Валенсе президентом. И никакой НОБЕЛЬ бы не помог.

У последнего президента Чехословакии и первого президента Чехии писателя и драматурга Вацлава ГАВЕЛА с высшим образованием значительно лучше. Но вот требование о пяти годах на государственных или выборных должностях для него было бы невыполнимым. В общем, президентом не то что двух государств — он и одного-то стать бы не смог.

Ещё один нобелевский лауреат, президент Южно-Африканской Республики Нельсон МАНДЕЛА, хоть и бакалавр юридических наук, государственными должностями тоже не был избалован, потому что 27 лет до 1991 года находился в одной должности — арестанта.

А в 1994-м был избран президентом ЮАР.

И как я забыл Дональда нашего ТРАМПА? Это у них там, на загнивающем Западе, он – миллиардер и успешный кандидат в президенты. А у нас?

Где удостоверение руководства департаментом в каком-нибудь министерстве или, на худой конец, депутата маслихата? Причём в течение не менее пяти лет, пока бизнес не развалится. А нету! Тогда — в сторону, не мешай уважаемым людям заниматься политической конкуренцией.

Кого боимся?

С кем предлагаем бороться, товарищи во власти? Министр юстиции Марат БЕКЕТАЕВ, представляя в мае в мажилисе этот законопроект, сказал, что это — для борьбы с самовыдвиженцами, которые идут в президенты для самопиара.

Вообще-то вся политическая или общественная деятельность — пиар, потому что PR, public relations, — это связь с общественностью. И если политик этим не занимается для продвижения своей личности, он не политик. И продвигает он именно себя любимого, то есть занимается как раз самопиаром. А каким ещё пиаром ему заниматься? Чужим, что ли? Кстати, у нас это слово – PR – почему-то оно стало почти ругательным.

Могут ли быть при этом экзотические персоналии? Конечно. Это уж, извините, издержки демократических процедур.

Хорошо хоть, они демократические, а то римский император КАЛИГУЛА вообще ввёл в состав сената своего коня Инцитата. А если говорить серьёзно, оставив зарубежный опыт  в покое, то в чём «изюминка»? Кого хотим отсечь?

Условного НАВАЛЬНОГО, который вне системы, правда, с высшим образованием? И почему власть решила, что на госслужбе скопились сливки общества? Не буду уж говорить о дискриминационном характере этого предложения. Оно просто вообще с какого-то кондачка.

Придётся мне признать: опять не понял.

Только правда оскорбительна...

Архив