вторник, 6 июня 2017 г.

Казахстан: поголовье с подворья

Министерство сельского хозяйства, увеличив экспорт продовольственных товаров на 10% в текущем году и на 40% к 2021 году, намерено сделать агросектор новым драйвером экономики Казахстана. Между тем совокупная (растительных культур, муки и мяса) стоимость продовольственного экспорта после  резкого – сразу на 25% – обвала в 2015 году выросла в 2016 году на скромные 2%, составив 1,2 млрд.  долларов.  При этом спрос на казахстанское мясо сократился: на внешние рынки за год было поставлено всего около 10 тыс. тонн (-3%) стоимостью 15,5 млн. долларов (-22%).

Предпринимаемые в последние годы попытки чиновников начать масштабный экспорт мяса заканчиваются неудачей. Проблема не только в том, что производство говядины в Казахстане сейчас составляет около 75% от потребности страны. Вопрос упирается и в несоответствие произведенного мяса стандартам качества и безопасности.

Бездумные административно-хозяйственные реформы привели к тому, что слово «развитие» оказалось в полном диссонансе со словом «аул» и множество сел в Казахстане, получив статус неперспективных, исчезло с карты страны. За годы независимости крупнотоварное сельское хозяйство выродилось в экономику натуральных подворных хозяйств.

Между тем производство товарного мяса невозможно без унификации всех технологических процессов, без получения продукта определенного качества и выполнения жестких ветеринарных норм, а это могут обеспечить только крупные сельхозпредприятия. Подворные же хозяйства, в которых сегодня сосредоточено около 80% имеющегося поголовья скота, в своем большинстве могут прокормить лишь себя, поскольку условия хозяйствования вынуждают их во главу угла ставить не развитие, а сиюминутный доход.

Результатом такого «реформирования» стало неуклонное сокращение доли сельского хозяйства в структуре ВВП. Если в 1990 году она составляла 34%, то в последние годы – менее 5%, при этом доля отечественной сельхозпродукции во внутреннем потреблении не достигает и 20%. Особенно негативные сдвиги произошли в такой традиционной отрасли республики, как животноводство.

Несмотря на бравурные рапорты чиновников Минсельхоза о том, что «поголовье скота из года в год растет», его численность, резко сократившаяся в начале 1990-х годов, до сих пор не достигла советского уровня. Обращает на себя внимание ситуация со свининой. В 2013 году поголовье свиней опустилось ниже отметки в 1 млн. голов, и показатели продолжают снижаться.

Численность скота и птицы в РК, млн. голов
Страна стала завозить значительные объемы мяса из-за рубежа. Сокращение доли импорта мяса и мясных субпродуктов (кроме мяса крупного рогатого скота и свинины) до 37% в 2016 году по сравнению с 63% в 2015 году произошло благодаря девальвации тенге, создавшей возможность для импортозамещения.

По итогам 2015 года производство мяса в республике составило 930,3 тыс. тонн (рост на 3,4% по сравнению с 2014 годом). Экспорт мяса и мясопродуктов составил 16,1 тыс. тонн, в том числе говядины – 6,5 тыс. тонн, свинины – 2,3 тыс. тонн, мяса птицы – 7,3 тыс. тонн. Несмотря на то, что по количеству КРС страна не входит даже в двадцатку лидеров, агрочиновники постоянно заявляют о намерениях наращивать экспорт мясной продукции. Но для выхода на зарубежные рынки нужны большие и стабильные объемы качественной продукции. В Казахстане банально не хватает поголовья, скота нужно вдвое больше, чем есть сейчас.

Крах экспортных фантазий

Неудивительно, что все попытки начать масштабные поставки мяса и в Европу, и Россию окончились крахом. Не стал исключением и Китай, куда предполагалось с 2016 года поставлять до 60 тыс. тонн премиального и охлажденного мяса. Предыдущие неудачи, видимо, охладили пыл чиновников, и в этом году в аграрном ведомстве замах куда скромнее: в Египет планируется экспортировать… до 5 тыс. тонн мяса. А ведь в советское время республика обеспечивала не только свои потребности в мясе, но и отгружала в союзный фонд в убойном весе более 300 тыс. тонн. Успехи советского периода, видимо, не дают покоя чиновникам, но их усилий пока явно недостаточно.

Ситуация с экспортом тем более парадоксальная, что с 2010 года в стране действует государственная программа «Развитие экспортного потенциала крупного рогатого скота», в которую вложены миллиарды тенге. В рамках этой программы за 2011-2015 годы в республику было завезено свыше 56 тыс. голов КРС, из которых более 60% скот породы «Абердин-Ангус». Цель программы – улучшение породы местного скота, что откроет дорогу на зарубежные рынки. Но вкусовые качества мяса зависят от того, чем кормят скот, а здесь большие проблемы, в результате импортный КРС, показывающий у себя на родине рекорды набора массы и удоев, теряет заложенные в генетику преимущества, что не позволяет сделать производство экономически эффективным.

Животные должны ежесуточно получать и грубые корма, и около 40% концентратов с содержанием не менее 20% сырого протеина. Однако обеспеченность сочными кормами составляет лишь треть от потребности, хотя Казахстан по размерам пастбищ (187 млн. га) занимает 5-е место в мире. Обширные кормовые угодья и посевные площади под фуражное зерно позволяли в советские времена не только содержать большое поголовье сельскохозяйственных животных, оставалось место и сайгакам с джейранами. Увы, приватизация привела и к тому, что в среднем на одну голову скота в настоящее время приходится не более 2-3 га земли, а в некоторых регионах и того меньше (по норме – не менее 5 га).

И это понятно. Четверть пастбищ пришла в негодность и продолжает деградировать, но какой-либо четкой стратегии их спасения нет. Чиновники эту проблему упорно не замечают. Между тем пастбища, помимо коренного улучшения травостоя, требуют обеспечения водой и источниками энергии. А как к ним добираться, если многие из ведущих к ним дорог видели автогрейдер в лучшем случае четверть века назад? Видимо, поэтому сделана ставка на откормочные площадки, и это притом, что, например, в Европе «естественное» мясо стоит раз в пять дороже «откормочного». Тем не менее откормочные площадки загружены лишь на 40-45%.

Руководство меняется, проблемы остаются

Недавняя смена руководства Минсельхоза привела к отказу от действовавшей программы «Агробизнес-2020» и разработке Госпрограммы развития АПК на 2017-2021 годы, в которой (в связи с нехваткой средств) урезали или вообще отказались от ряда инвестсубсидий. В рамках реализации новой программы планируются увеличение эффективности животноводства на 40% и переориентация субсидий с баранины на ставшую экспортным направлением ягнятину.

По прогнозам разработчиков программы, за 5 лет будет разработан и внедрён кормовой баланс, увеличены площади кормовых культур и эффективность использования пастбищ, будут стимулироваться производство комбикормов и повышение доли племенных животных. Результатом станет увеличение экспорта говядины и баранины на 120 тыс. тонн, снижение импорта мяса птицы с 51% до 33%, рыбы (с 67% до 46%), молочных продуктов (с 40% до 20%).

Однако экспортные фантазии чиновников Минсельхоза далеки от реальной ситуации. По мнению специалистов, чтобы обеспечить внутренний и выйти на внешний рынок, Казахстану требуется не менее 9 млн. голов КРС, из которых половина – мясных пород.

Между тем в животноводстве республики до сих пор, несмотря на многомиллиардные вливания, не решены многие серьезные проблемы. Среди них – объединение подворных и фермерских хозяйств в кооперативы, установление тесной связи последних с региональными НИИ, введение инновационных технологий, обеспечение полноценными кормами, восстановление ветеринарной службы. Кроме того, по оценкам, мясное поголовье составляет лишь 9% общего поголовья скота. Остальное – коровы молочных пород. Для сведения: в США на долю скота мясного направления приходится 80% поголовья, в Германии из 19 млн. голов мясных пород – лишь 3 млн. голов молочного стада.

Не поставив отрасль на индустриальную основу, рассчитывать на то, что казахстанская продукция обеспечит потребности собственного рынка и получит широкий выход на зарубежные, не приходится. Для этого нужны не только серьезные финансовые вложения, но и время. Не хотелось бы быть прорицателем, но представляется, что разработанную чиновниками очередную отраслевую программу ожидает печальная участь предыдущих.

Пока чиновники меняют одни программы развития на другие, тренд роста цен на мясо сохраняется, но в агроведомстве, похоже, этим даже гордятся. Так, на днях вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов заявил: «Мы должны радоваться, что цена [на мясо] повышается… сельхозпроизводитель поднимает стоимость за свой нелёгкий труд». С ним можно было бы согласиться, если бы и доходы потребителей были высокими и продолжали расти. Увы, пока ситуация обратная, и большинство населения разделить эту «радость» с вице-министром не в состоянии.

Только правда оскорбительна...

Архив