понедельник, 5 июня 2017 г.

Ниша Казахстана в китайской инициативе Один пояс – один путь

Инициатива китайского президента Си Цзиньпиня Пояс и Дорога (BRI – Belt and Road Initiative, ранее Один пояс – один путь) является проектом экономической интеграции, который позволит Казахстану использовать своё уникальное географическое положение и извлечь геополитические выгоды из инициативы. 

Инфраструктурный проект направлен на расширение влияния Китая за пределами его непосредственного соседства используя экономически мягкую силу, а также на достижение целей своей геополитической повестки, а именно предоставление странам BRI поистине конкурентоспособной альтернативы западным и американским партнерствам.

Проще говоря, BRI функционирует как сеть транспортной инфраструктуры, соединяющая китайские инвестиции — от добычи полезных ископаемых до инвестиций в области связи и производства — по всей Евразии, на Ближнем Востоке и в Африке непосредственно с источником капитала. В отличие от предка четырнадцатого века, BRI состоит из двух элементов: наземного пояса и морской дороги. Шестьдесят пять стран BRI составляют примерно 60 процентов населения мира и более одной трети его объёмов производства.

14-15 мая Пекин провёл форум Пояс и Дорога, где присутствовали 29 глав государств, 1200 участников из 130 стран. Форум оказался крупнейшим дипломатическим событием в Китае за 2017 год.

Казахстан, всегда поддерживающий подобные интеграционные проекты, является одной из первых стран, поддержавших BRI. Фактически Нурсултан Назарбаев стал интеграционистом уже к формированию Содружества Независимых Государств. Назарбаев призвал активизировать Центральную Азию через проекты «Евразийской интеграции», такие как Евразийский союз, еще в 1994 году — почти за двадцать лет до того, как Си впервые объявил о проекте BRI в 2013 году. К сожалению для Астаны, в Казахстане постоянно отсутствовали ресурсы, стремление и чувство готовности стать движущей силой таких проектов. С другой стороны, у Си Цзинпиня есть учреждение для перераспределения богатства и способности привлечь ресурсы, которые воплотят BRI в жизнь.

Однако несмотря на то, что мотивы Китая поддержать проект на сумму около 4 трлн долларов весьма впечатляющи, они часто ставятся под сомнение. Хотя Си Цзиньпин продвигает проект как беспроигрышный для глобального сотрудничества Юг – Юг, скептики считают, что альтруизм Китая имеет полностью корыстный характер. Индия, например, пропустила форум из-за опасений суверенного характера и намерений Китая получить большее влияние в регионе. Несмотря на это, для многих государств, участвующих в проекте, подписание договоров с Си Цзиньпином является наиболее быстрым способом удовлетворить потребность в инфраструктуре, особенно актуально это для небогатых стран Центральной Азии с острой необходимостью в модернизации.

Казахстан, не имеющий выхода к морю, долгое время полагался на свое стратегическое положение, чтобы оставаться актуальным на мировой арене. От оказания помощи НАТО в пополнении запасов для Международных сил содействия безопасности в Афганистане до содержания первого в мире и крупнейшего космического пускового комплекса на космодроме Байконур (откуда с 2011 г. запускаются все астронавты НАСА с момента отказа от программы космических челноков). Казахстан по-прежнему является центральным, но недооцененным компонентом в рамках глобальной транспортной инфраструктуры.

Центральная станция наземного маршрута BRI находится в 535 километрах от континентального полюса недоступности — самой удаленной точки на Земле от моря — вблизи китайско-казахстанской границы. С 2011 года китайский город Хоргос у границы с Казахстаном возобновил свою историческую роль в качестве ворот Китая на запад вдоль древнего Шелкового пути.

Пятикилометровая двухсторонняя зона свободной торговли и специальная экономическая зона, официально названная Международным центром пограничного сотрудничества (ICBC), включает в себя сухой порт Восточных ворот Хоргоса, где железнодорожные грузы перемещаются на рельсы ещё советского образца, и международный трамплин хайвэя Западная Европа — Западный Китай.

В отличие от других стран BRI, Казахстан стратегически позиционируется как портал Китая в Европу — от общей границы в Хоргосе до западных берегов Каспия в Актау. Находясь на западном берегу Каспийского моря, Актау начал свою деятельность в качестве урановой шахты в советское время и сегодня является основой нефтяной промышленности Казахстана. Ряд трубопроводов, железных дорог и грузов будет не только связывать Актау с Хоргосом, но и с Россией на севере, Ираном на юге, Азербайджаном, Турцией и Европой через Каспий на западе. По мере модернизации Актау, принятия контейнеризации для дальнейшего снижения стоимости доставки через порт, страны BRI будут иметь возможность полностью обойти Россию. Но необходимо учитывать и склонность Кремля к реакционным экономическим санкциям против тех, кто находится в списке.

Тем не менее, вся это перспектива сопряжена со значительными проблемами как для Казахстана, так и для Китая. Снижение глобального спроса на нефть привело к резкому падению цен, из-за чего Астана получила меньше денег для финансирования проектов BRI и других проектов модернизации. Кроме того, многие проекты BRI подверглись критике за их масштабность, при этом они были направлены на чрезмерные мощности, значительно превышающие доступный спрос и предложение.

Но несмотря на эти проблемы, участие в BRI является идеальным союзом интеграционных амбиций Назарбаева и Си Цзиньпиня. От Восточных ворот Хоргоса до Западных ворот Актау Казахстан расположился как центр, из которого спицы BRI отправляются в остальной мир. Общее видение президентов было даже отражено в групповой фотографии иностранных делегаций на форуме, где Назарбаев стоял всего в нескольких сантиметрах от Си Цзиньпиня, уступая только президенту Индонезии Джоко Видодо и Владимиру Путину.

США в затруднении

Несмотря на положительные моменты, которые принесёт оживление Шёлкового Пути для китайско-казахского партнёрства, ещё предстоит узнать, как США повлияют на сложную сеть BRI. Центр Brent Scowcroft в Атлантическом совете в своей новой инициативе Прогнозирование, Стратегия и Оценка Рисков изучает последствия различных стратегий США в новом документе Атлантического совета, который будет опубликован Галом Люфтом позднее в этом году.

В контексте этой растущей инициативы Вашингтон находится между молотом и наковальней, представ перед выбором четырёх не очень желательных вариантов. Соединенные Штаты могли бы выступить в качестве помехи, сорвав проект, имеющий потенциал для активизации наций в XXI веке, с целью сдерживания китайских амбиций; принять участвовать и разжечь напряженность в Индо-Китайских отношениях и таким образом снизить агрессию Китая во всей Юго-Восточной Азии и Южно-Китайском море; принять некую среднюю долю участия, что очень маловероятно, или просто подождать и посмотреть, окажется ли проект BRI успешным или разрушится под собственным весом.

Только правда оскорбительна...

Архив