воскресенье, 4 июня 2017 г.

Бедность в Казахстане: лукавая статистика

Официальная статистика упорно занижает уровень бедности в Казахстане, тогда как в соответствующих мировых рейтингах позиции нашей страны с каждым годом выглядят все хуже и хуже. Впрочем, не нужно специальных исследований, чтобы увидеть, насколько обнищало население за последние годы. Вопрос в том, почему власти пытаются выставить его в более «богатом» свете? Чтобы сэкономить на своих гражданах? Снять с себя ответственность за решение социальных проблем? Или чтобы хорошо выглядеть в глазах мирового сообщества?

Прежде чем перейти к экспертным оценкам, попробуем разобраться, насколько сильно разнятся данные официальных органов и независимых, в том числе международных, организаций. Как известно, в нашей стране черта бедности определена на уровне 40 процентов от прожиточного минимума – сегодня это 9784 тенге (30 долларов в месяц, или 1 доллар в день). Согласно же стандартам ООН, к проживающим за порогом бедности нужно относить тех людей, которые тратят до 5 долларов в день, или 150 долларов в месяц.

Как видим, разница (30 и 150 долларов) весьма существенная. Понятно, что выжить на казахстанскую «минималку» просто нереально. Она, скорее, проводит линию раздела между бедными и нищими, нежели определяет границу бедности. Складывается ощущение, что власти намеренно подменяют понятие «нищета» понятием «бедность», ведь прожиточный минимум — это еще и база для многих других расчетов, в том числе заработных плат, пенсий и различных пособий. Иначе как объяснить то, что его размер противоречит здравому смыслу или хотя бы логике и строится непонятно на чем?

По мнению экспертов, величина прожиточного минимума в Казахстане занижена практически в 2-3 раза. По идее она должна сейчас быть не менее 50 тысяч тенге. И если исходить из этих расчетов, то бедных в стране будет не 3 процента от населения (как рапортует официальная статистика), а все 60 и даже больше. Причем в эту категорию подпадает в том числе большинство работников бюджетных организаций – учителя, врачи и т.д. А это, конечно, не делает чести нашему государству, богатому нефтью, газом, ураном и другими ресурсами…

Кроме того, эксперты отмечают неадекватность потребительской корзины, на основе которой и высчитывается прожиточный минимум. Она была утверждена еще в 2005 году и после этого не менялась. Разу­меется, ее «содержимое» давно устарело и уже не отвечает реальным потребностям среднестатистического казахстанца. А стоимость этой корзины и вовсе не выдерживает никакой критики.

Между тем, согласно международным стандартам, продовольственная корзина должна пересматриваться раз в пять лет. К слову, нашу обещают пересмотреть в 2018 году, но эксперты сильно сомневаются в том, что ее содержимое и стоимость увеличат хотя бы в два раза.

Итак, почему государство искусственно занижает уровень бедности в стране? И к каким последствиям может привести столь недальновидная политика?

Ядикар Ганиев, экономист, блогер, предприниматель:

«Социальная политика привела к обнищанию народа»

– Умение играть с цифрами всегда было важной прерогативой правительственных институтов в любой стране. Вопрос в том, как используются эти цифры. В Казахстане изначально статданные «причесывались» в угоду их соответствия международным показателям. Для правительства всегда было важно продемонстрировать, что страна развивается семимильными шагами и движется в сторону развитых государств. Но если зарубежным экспертам еще можно как-то замылить глаза, то нас, граждан, этими статданными не обмануть. Очень часто они приводятся в процентном отношении к какому-либо показателю или периоду – в зависимости от того, с чем в том или ином случае выгоднее сравнивать. С ними можно играть до бесконечности. Печально, очень печально и, даже можно сказать, возмутительно, что за цифрами чиновники не видят или не хотят видеть реальной жизни казахстанцев.

В результате последней девальвации качество жизни населения снизилось в 2–2,5 раза. И хотя, например, министр национальной экономики Тимур Сулейменов недавно заявил, что надо перестать считать все в долларах, отказаться от отдыха за границей и что уровень жизни никак не снизился, но мы-то видим, что в социальном плане девальвация не была просчитана. Цены на все импортируемые товары выросли в два раза – это лекарства, текстиль, продукты питания. За ними поползли вверх цены на коммуналку, топливо, услуги. К примеру, плата за место в детском саду с начала года выросла уже на 15%. При этом уровень доходов казахстанцев не растет. Даже напротив: многие предприятия сокращают своих работников.

Мы видим, как города Казахстана застраиваются торгово-развлекательными центрами, и тот же Тимур Сулейменов подтвердил, что правительство будет поддерживать строительство новых ТРЦ. Зачем? Ведь сегодня многие ТРЦ полупустые. Тот же Carefourre в Алматы с июля этого года закрывается. То есть этот бизнес уже не оправдывает себя в силу высоких цен на торговые площади.

Казахстан должен производить, а не только торговать! Нам нужны рабочие места.

В прошлом году Дарига Назарбаева, еще будучи вице-премьером по социальным вопросам, выразила резкое возмущение по поводу того, что более трех миллионов самозанятых (а по сути безработных) не платят налоги. Она даже обвинила их в жадности, заявив, что «надо иметь совесть, не жадничать, надо делиться»! А теперь ее поддержал Николай Радостовец, руководитель республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий, который тоже потребовал ввести специальный налог для самозанятых.

Если исходить из названной цифры, то получается, что около 10 млн. казахстанцев, или более половины всего населения, либо являются самозанятыми, либо живут на их иждивении. Иначе говоря, выживают как могут. Кто ответит в этом случае на вопрос: что делали наши правители в течение 25 лет, если не создали условий для обеспечения реальной занятости большей части населения Казахстана?

Обратите внимание: любые инициативы правительства и парламента народ встречает в штыки. Это говорит о том, что он доведен до предела, что социальная политика, проводимая в нашей стране, привела к обнищанию народа – отсюда и до социального взрыва недалеко. На этом фоне правительственные новации еще больше возмущают население. Кто-нибудь ответит на вопрос: какой смысл в налоговых декларациях, по которым должны отчитываться все чиновники, если степень их коррумпированности и отсутствие эффективного контроля со стороны налоговых органов позволяют им получать огромные неофициальные доходы?

Я понимаю, что существуют задачи общенационального характера. Но всему должно быть место и время. Например, я считаю, что абсолютно несвоевременно затеяли переход на латиницу. Лучше бы деньги, которые собираются потратить на связанные с этим мероприятия, направили на бесплатное обеспечение жильем казахстанцев. Ведь на латинизацию выкинут миллиарды, а жизнь народа от этого не улучшится.

С самого момента обретения Казахстаном независимости в стране начали выстраивать чиновничий аппарат и банковскую систему. Сегодня мы видим, что эта работа была проведена некачественно. Теперь, чтобы хоть как-то поддерживать экономику на плаву, приходится заново реформировать систему госслужбы и вливать огромные государственные средства в банковскую систему, чтобы она не рухнула. В общей сложности, с учетом последних вливаний, народ Казахстана выделил на поддержание банков без малого 10 млрд. долларов США. А их владельцы и топ-менеджеры тем временем продолжают фигурировать в списке богатейших людей планеты, ежегодно составляемом журналом Forbes.

Можно до бесконечности спорить об объективности тех или иных статданных, но важно не это. Главное – это то, что большинство граждан не ощущают комфорта от жизни в своей стране и не видят перспектив для своих детей. Наше правительство является, по сути, асоциальным и всегда ищет способы обложить казахстанцев еще большим количеством налогов или повесить на них очередную проблему. Я ни разу не слышал, чтобы правительство решило поддержать граждан и снизить налоги, предоставить бесплатно пустующие помещения под производство для МСБ, освободить от налогов на какой-либо период вновь открывающиеся предприятия. Наоборот, у очень многих подспудно растет ощущение того, что мы не вписываемся в эту систему, в это государство, что мы не соответствуем интересам наших чиновников. Может быть, хватит? Может пора понять, что Казахстан для казахстанцев, а не казахстанцы для программ правительства?

Айман Жусупова, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики:

«Нельзя построить конкурентоспособную страну с бедными гражданами»

– Уровень черты бедности в Казахстане не пересчитывался с 2005 года, он не соответствует современным реалиям и больше нацелен на снижение бедности статистическими методами.

Дело в том, что у нас подход базируется на основе концепции абсолютной бедности, тогда как для развитых стран характерна концепция относительной и субъективной бедности. Уточню, что под абсолютной бедностью понимается состояние, при котором индивид на свой доход не способен удовлетворить даже базисные потребности в пище, жилье, одежде, тепле либо способен удовлетворять только минимальные потребности, обеспечивающие биологическую выживаемость. Численным критерием здесь выступает порог бедности (прожиточный минимум). К сожалению, в нашей стране он не отражает многообразия жизненных ситуаций, в частности, не учитывает потребности групп бедных «по лишениям». Уровень их жизни может быть очень низким в связи со спецификой расходов, например, необходимостью покупки дорогих лекарств при наличии в семье тяжелобольного.

Поэтому на вопрос о том, сколько бедных насчитывается сегодня в нашей стране, можно получить крайне противоречивые ответы. Согласно официальным данным, их количество в последние годы варьировалось в районе 5%, тогда как, по оценкам некоторых экономистов, эта цифра значительно выше.

Одним из основных факторов бедности в Казахстане сегодня является безработица. Данные официальной статистики о количестве зарегистрированных безработных могут внушить оптимизм, однако они не отражают реальную картину. Как показывают регулярные социсследования, показатели вынужденной безработицы превышают их в несколько раз. Дело в том, что далеко не все граждане, имеющие проблемы с занятостью, считают необходимым состоять на учете в соответствующих центрах. Сегодня в стране существует так называемый «теневой рынок» рабочей силы. Например, временные или разовые работы, мелкая торговля, работа по найму на полях, на дому (приготовление пищи, уборка), частный извоз и ремонт, репетиторство и многие другие виды занятости остаются во многом неучтенными.

Наиболее остро проблема бедности стоит в сельской местности (совокупные денежные доходы на душу населения там почти в два раза ниже, чем в городах), а также перед гражданами, выключенными из сферы трудовых отношений, – пожилыми людьми, инвалидами, безработными. Кроме того, бедность ощутимо затронула значительную часть многодетных семей.

Какими могут быть последствия?

Во-первых, бедность ведет к росту преступности, которая получает наибольшее распространение именно среди самых малообеспеченных слоев населения (эти люди «вынужденно» прибегают к криминальным формам «заработка»).

Во-вторых, бедность негативно сказывается на состоянии здоровья населения. Несбалансированное и тем более недостаточное питание, несоблюдение санитарно-гигиенических норм, нехватка финансовых средств, не позволяющая своевременно получать медицинские услуги или приобретать эффективные медицинские препараты и т. д. – все это приводит к росту заболеваемости.

В-третьих, следствием бедности часто становится рост алкоголизма и наркомании. Как известно, у людей, отчаявшихся найти работу и не имеющих средств к существованию, очень сильно изменяются нравственные ориентиры. Это, в свою очередь, приводит к различным видам девиантного поведения, и одними из наиболее тяжелых его форм являются пьянство и употребление наркотиков.

В-четвертых, высокий уровень бедности может стать причиной роста социальной напряженности в обществе. Чаще всего это обусловлено тем, что бедное население все меньше доверяет власти, считает ее неспособной решить их проблемы.

В-пятых, бедность ведет к снижению общего образовательного уровня в стране. Родители с низким достатком очень часто не могут обеспечить своих детей самым необходимым для учебы: учебными принадлежностями, одеждой, нормальным питанием в школе.

В-шестых, наличие в казахстанском обществе большого количества бедного населения может повлечь за собой ряд социально-демографических последствий, в том числе нерегулируемую стихийную миграцию трудоспособного населения из сельской местности в города.

Считается, что в стране, где значительная часть населения живет за чертой бедности, а основой экономики является сырьевой сектор, устойчивого развития быть не может. Нужно понимать, что нельзя построить богатую, конкурентоспособную страну с бедными гражданами. Более того, в условиях рыночной экономики вначале должны в массовом порядке появиться пусть не состоятельные, но хотя бы экономически независимые от государства граждане, а затем уже богатые…

Только правда оскорбительна...

Архив