вторник, 30 мая 2017 г.

Стабильность экономического кризиса Туркменистана

Самое изолированное государство в Центральной Азии по-прежнему настроено против реформ.

На фоне продолжающегося экономического кризиса правительство Туркменистана в настоящее время с трудом завершает серию шикарных строительных проектов к предстоящим Азиатским играм в закрытых помещениях и по боевым искусствам (AIMAG), которые будут проходить в стране в сентябре этого года.

В данном мероприятии примут участие более 5000 спортсменов из 62 стран, которые съедутся в столичный Ашхабат, а власти, по предварительным оценкам, уже потратили семь миллиардов долларов США на строительство огромного спортивного комплекса и международного аэропорта.

Совсем недавно поступали сообщения о том, что правительство Туркменистана урезало заработную плату госслужащих для того, чтобы продолжить финансирование этого огромного проекта.

Эксперт по Туркменистану Мухаммад Тахир рассказал IWPR, что действующий президент Гурбангулы Бердымухамедов мало что изменил с момента своего прихода к власти в 2006 году после смерти предыдущего лидера Сапармурата Ниязова.

Тахир, автор подкаста «Мажлис» по вопросам Центральной Азии на англоязычном сайте Радио «Свобода», говорит, что постоянная чрезмерная зависимость страны от экспорта газа означает, что страна плохо приспособлена к тому, чтобы пережить текущий экономический шторм.

Другая давняя политика Туркменистана, а именно позиция нейтралитета, также привела страну к новым реалиям, таким как угрозы безопасности из соседнего Афганистана.

IWPR: Почему Туркменистан тратит миллиарды долларов на организацию Азиатских игр и строительство огромных зданий из мрамора, если в данный момент у него острая нехватка средств?

Тахир: Я могу только предположить, что этот момент стал вопросом престижа для властей Туркменистана. А вопрос престижа очень важен в Центральной Азии. Поэтому поскольку это международное мероприятия и момент особой гордости для Туркменистана, они инвестируют все, что у них есть или нет, чтобы провести эти соревнования.

Туркменистан знаменит в регионе тем, что предоставляет своим гражданам бесплатный газ, воду, бензин и соль.  Эти льготы все еще действуют для простых людей?

Так было в прошлом, когда у власти был Ниязов в первые годы независимости. Но они больше не бесплатны. А также это связано с экономической ситуацией в стране, [власти] которой в последний месяц сильно ограничили объем газа, соли и воды, предоставляемых бесплатно.

Какова ситуация с безработицей?

Очень сложно получить информацию из [страны] о реальном уровне безработицы. Во время одной встречи в правительстве, откуда просочилась информация, даже власти признали во время внутренних консультаций, что уровень безработицы составил около 60%. Это очень большая цифра. И более того, если власти признают, что эта цифра основана на фактах, то я уверен, что уровень безработицы даже выше.  Большинство населения в стране используют сельхозугодия, чтобы прокормить свои семьи. Поэтому они остаются основным источником занятости. Другим источником занятости являются государственные учреждения. Частная отрасль до сих пор не развита, поэтому государство остается одним из [основных] источников. Существует большая коррупция при получении государственной работы, необходимо заплатить большую сумму денег, а у людей нет таких денег, чтобы заплатить за получение должности. И даже несмотря на это там очень сложно получить работу. Также растет количество трудовых мигрантов, уезжающих в Турцию.

Какова ситуация с радикальным исламом в Туркменистане? Другие страны Центральной Азии особенно озабочены этой проблемой.

Мы не видели какие-либо признаки этого в стране. Власти строго следят за религиозной деятельностью, и не только за исламом. Девочки, носящие хиджабы, допрашиваются. Эта ситуация находится под государственным контролем.

С другой стороны, мы также услышали что-то новое для нас: что в Сирии обнаружены граждане Туркменистана, воюющие на стороне террористической группировки «Исламское государство» (ИГИЛ). По сообщениям Международной кризисной группы, около 300 туркменов [были обнаружены воюющими] в Сирии. [неизвестно, это туркмены из Туркменистана или из Афганистана, Пакистана, Ирана и самой Сирии]. Есть такие единичные сообщения, но внутри страны власти сохраняют строгий контроль.

Как обстоит ситуация Туркменистане с безопасностью? Были сообщения о нескольких приграничных нападениях из Афганистана…

Это очень большой вопрос… Туркменистан предпринимал разные меры для предотвращения нападений, он сосредоточил тысячи солдат вблизи границы, в том числе резервистов, чтобы защитить ее. Он отгородил весь участок границы с Афганистаном. Также мы слышали, что Туркменистан контактирует с негосударственными структурами с афганской стороны границы, разговаривает с ними, очевидно, договаривается о том, чтобы они не нападали на них и не входили в Туркменистан. Они предпринимают разные меры, чтобы защитить себя. Кажется, это работает, но ситуация и все, что случится в будущем, связаны с ситуацией в Афганистане.

Талибан все еще является основным источником боевиков, но недавно мы стали свидетелем того, что растущее число боевиков ИГИЛ все более активно действует в разных частях Афганистана, и, более того, в северном Афганистане, который граничит с Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном.  Как бы ни развивались события в Афганистане, они будут иметь последствия для Центральной Азии, положительные или отрицательные. Очень трудно заранее сказать, как события будут развиваться в будущем, но просматривается серьезная тенденция. Мы видим новое действующее лицо в стране – это Россия, а Россия все больше контактирует с Талибаном, например.

Что можно сказать о военном потенциале Туркменистана?

Военная структура страны слабая, неорганизованная, неоснащенная, а текущие экономические проблемы – дополнительный элемент, который может повлиять на боевой дух армии. Хотя [страна] бедная, она не готова сотрудничать ни с одной страной в регионе для развития своего военного потенциала. По словам [властей], так происходит из-за нейтралитета Туркменистана, но мы слышали, что Россия давит на Туркменистан, чтобы он принял некоторую помощь от Москвы. Я слышал, что некоторые страны ЕС предлагают определенную помощь, мы знаем, что американцы [также] делают предложения, но Туркменистан не принимает помощь ни от кого. Они боятся внешнего влияния в стране. Поэтому если Россия отправит  в Туркменистан военное оснащение, то, по мнению властей Туркменистана, она будет оказывать влияние на страну, и Россия сможет диктовать свои условия в стране. И аналогично, если они примут российские силы, то им придется играть в балансирующую игру: как отвечать американцам, европейцам, китайцам в ответ на этот шаг с одной из сторон.  Во-первых, власти боятся политического влияния зарубежных сил, поэтому они не хотят допускать военные базы крупных держав. Во-вторых, им не нравится играть в балансирующую игру с крупными силами в регионе. Они просто не хотят участвовать в этой борьбе.

Какой другой источник финансирования, помимо экспорта газа, Туркменистан может добавить к бюджету?

По данным властей Туркменистана, туризм станет огромным источником дохода. Поэтому они инвестировали несколько миллиардов долларов в строительство курортного городка «Аваза» на каспийском побережье. Они считают, что туризм будет альтернативой [экспорту газа]. А также они считают, что огромная пустыня в Туркменистане может привлечь иностранцев. Они думают в этом направлении. [Но] я не вижу каких-либо серьезных шагов на пути к созданию альтернативного источника дохода. Также они пытаются представить страну как [транзитный авиа]узел, они построили несколько аэропортов и обладают огромными площадями сельскохозяйственных земель. Возможно, именно в этом направлении они собираются менять политику, предлагать альтернативы.

Приведет ли экономический кризис к серьезным реформам со стороны президента Туркменистана?

По логике, должен привести, в противном случае из этой ситуации нет выхода, но мой разум говорит, что вряд ли такое случится, так как… они знают только один путь. Они выросли с этой системой еще со времен Советского союза. Пока поколение, воспитанное в Советском союзе, находится у власти, вряд ли мы увидим большие изменения в стране. С другой стороны, молодое поколение, получившее образование за рубежом в Турции, Европе и Америке, возвращается в страну, и некоторые постепенно поднимаются по коридорам власти. Очевидно, что на следующих выборах, которые пройдут неизвестно когда, если вообще пройдут, один из представителей более независимого поколения придет к власти, и я считаю, что реальные перемены наступят для страны и для стиля руководства. До тех пор я хочу верить, что произойдут перемены – но это маловероятно.

Только правда оскорбительна...

Архив