вторник, 15 ноября 2016 г.

Главное в таджикском бизнесе – откупиться от проверок

Таджикистан традиционно находится в «хвостовой части» мирового рейтинга по условиям для ведения бизнеса.

В очередном отчете-прогнозе Всемирного банка для бизнесменов «Ведение бизнеса – 2017», опубликованном в конце октября, республика занимает 128-е место из 190 стран, поднявшись на четыре позиции по сравнению с прошлым годом.

Хуже, чем в Таджикистане – только в Туркменистане

Авторы исследования пишут, что в Таджикистане для открытия собственного бизнеса необходимо пройти пять процедур, и на это понадобится 22 дня.

На подключение электричества нужно предпринять шесть шагов и потратить 133 дня, на регистрацию собственности – шесть процедур и 37 дней. Сложнее всего – с разрешениями на строительство: 27 процедур и 242 дня

По сравнению с прошлым годом свои позиции в рейтинге «Ведение бизнеса – 2017» улучшил Казахстан, переместившись с 41-го на 35-е место. Ситуация в Кыргызстане ухудшилась: в нынешнем отчете страна – на 75-м месте, в прошлом году была на 67-м.

В Узбекистане – стабильное 87-е место два года подряд. Туркменистан и вовсе в рейтинге отсутствует: у экспертов нет доступа к местным данным.

Авторы отчета анализируют 10 видов правовых норм в отношении предпринимательства.

В их числе такие параметры, как создание предприятий, получение кредитов и разрешений на строительство, подключение к системе электроснабжения, регистрация собственности, защита миноритарных инвесторов, налогообложение, международная торговля, обеспечение исполнения контрактов, разрешение вопросов неплатежеспособности.

Данные подготовлены по состоянию на 1 июня 2016 года.

Эксперты Всемирного банка, ежегодно составляющие этот отчет, считают, что все эти параметры отражают бизнес-среду в стране.

Корреспондент Ц-1 пообщался с душанбинским предпринимателем Давроном (фамилия по его просьбе не указывается. – Ред.) и расспросил его об особенностях ведения бизнеса в Таджикистане.

Реальные налоги выше официальных

Даврон – мелкий предприниматель в Душанбе. Восьмой год занимается расфасовкой и переработкой продуктов питания. Говорит, что бизнес было не только трудно начинать, но и вести все эти годы.

Основной проблемой Даврон считает налоговое бремя, точнее, «бремя налоговиков».

«Для работы я выбрал упрощенный налоговый режим – выплату определенного процента с дохода», – рассказывает Даврон.

По закону, если у такого предпринимателя нет доходов, то нет и отчислений. Но, по словам Даврона, местные налоговики требовали у него ежемесячно по 1000 сомони (125 долларов США) независимо от наличия дохода.

«Неудивительно, что многие начинающие бизнесмены уже в самом начале ломались», – говорит Даврон.

Ему удалось удержаться в бизнесе. Но он по-прежнему платит больше налогов, чем предусмотрено законами Республики Таджикистан.

Предприниматель говорит, что местные налоговики устанавливают ему «свои» тарифы.

«Приходится платить, иначе мне устроят кучу проверок, обязательно что-нибудь найдут и оштрафуют, а штрафы у нас очень большие – от 7200 сомони (около 1 тысячи долларов) до 100 тысяч (около 12 тысяч долларов)», – говорит Даврон.

Но даже эти договоренности не спасают предпринимателя от проверок – налоговики периодически наведываются к нему на предприятие в поисках поводов для дополнительных взысканий.

Сколько хотят, столько проверяют

Каждая из проверок Даврону обходится в разные суммы – размер взятки проверяющему составляет примерно половину суммы от возможного штрафа за найденное нарушение.

«Не успеешь от одних откупиться, как другие пришли, – жалуется предприниматель. – Проверяющие приходят из районного отделения и городской налоговой, республиканского комитета. Каждый из них – со своими требованиями».

По его словам, раньше по закону налоговики могли проверять предприятия лишь раз в полгода, однако сейчас этой нормы нет, поэтому рейды и проверки могут проводиться в любое время.

Даврон связывает такую «цепкую хватку» тем, что основным источником выполнения госбюджета в Таджикистане он считает мелких предпринимателей.

«Вместо того чтобы дать мелкому бизнесу возможность развиваться, из него выжимают все до последнего, – делится рассуждениями предприниматель. – Зато крупным предприятиям государство предоставляет субсидии и налоговые льготы только благодаря влиятельным руководителям».

Кстати, выводы душанбинского предпринимателя небезосновательны – авторы мирового рейтинга экономической свободы обращали внимание на необоснованные льготы для крупного бизнеса в Таджикистане.

На проверяющих из прокуратуры куда жаловаться?

Кроме налоговиков на предприятие Даврона приходят и другие проверяющие. Пожарные с инстанций разного уровня не прочь придраться к каждой мелочи.

Но сложнее всего предпринимателю «отделаться» от претензий сотрудников прокуратуры.

«На «самодеятельность» налоговиков и пожарных еще хоть можно пожаловаться в прокуратуру, – говорит предприниматель. – А на прокуроров – кому? Они могут просто прийти, изъять все документы – и пока не откупишься, не отдадут. Лучше вообще с ними не связываться».

По словам Даврона, все эти проверки и рейды не только отрывают от ведения бизнеса, но и негативно сказываются на здоровье самих предпринимателей. Каждая проверка отнимает немало времени и нервов, а позволить себе юриста в штате могут не многие.

«Иногда я знаю законы, права и обязанности проверяющих лучше них самих, – рассказывает Даврон. – Приходится долго и упорно доказывать свою правоту, терпеть грубости и хамство в свой адрес».

В итоге большинство таджикских предпринимателей просто платят молча, пытаясь зарабатывать больше, чтобы прокормить, кроме своих семей, еще и многочисленных проверяющих.

Только правда оскорбительна...

Архив