среда, 13 января 2016 г.

Геополитическая камасутра таджикского президента

Как известно, "Камасутра" является древнеиндийским трактатом о любви. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон за годы правления своей страной показал буквально "высший пилотаж" в политической проституции, поэтому вполне может претендовать в Индии на почетный пост гуру или духовного наставника в этих вопросах.

В первые годы пребывания у власти Эмомали Рахмон переживал своего рода подобие "медового месяца" с Россией, поскольку в обстановке гражданской войны он только на штыках 201-ой мотострелковой дивизии России сохранил кабинет в Душанбе. И мирный договор с Объединенной таджикской оппозицией (ОТО) был подписан в Москве.

Однако потом, когда вожаки ОТО, сменившие автоматы на портфели министров, были по-тихому перестреляны и пересажены, Эмомали Рахмонов вместе с окончанием "ов" от своей фамилии попытался отсечь зависимость от Москвы, которая начала тяготить таджикского "фюрера". Именно в этот период Душанбе активизировал переговоры с США, ЕС, Ираном. Самым ярким эпизодом этого политического метания между центрами силы стал военный парад в Душанбе с участием военнослужащих армии Ирана.

Тегеран был готов принять бедного родственника в персидский мир, даже предлагал ввести взаимный безвизовый режим, однако Душанбе был не в восторге от предложений Ирана. Более того, правители Таджикистана не без оснований подозревали, что духовные учебные заведения Ирана ведут идейную экспансию, пытаясь перековать воспитанных в духе суннитского ислама таджиков на сторону шиитов. Поскольку Иран оказался под прессом санкций США и ЕС, не сложилось и торговое сотрудничество.

Любопытно, что даже в период большой дружбы с Ираном Россия не прекращала поставок в Таджикистан на беспошлинной основе миллиона тонн горючего, якобы для поддержки сельского хозяйства. На самом деле это горючее перепродавалось в Афганистан, для снабжения группировки войск США и Запада. Маржу от этого бизнеса снимала семейка Эмомали Рахмона и его окружение. Москва смотрела сквозь пальцы на эти "шалости", считая эту аферу платой за политическую лояльность Рахмона.

После вторжения США в Афганистан янки открыли военные базы на территории Кыргызстана и Узбекистана, после чего Таджикистан ощутил себя обделенным. И тогда в Душанбе согласились принять на аэродроме "Айни" эскадрилью французских истребителей "Мираж". Реконструкцию аэродрома под стандарты военных самолетов НАТО осуществляла Индия, поскольку в Дели надеялись впоследствии получить аэродром в аренду.

Индийцы вложили в этот аэродром 70 миллионов долларов, однако не сразу осуществили свою мечту о получении базы в аренду. Всполошился Пакистан, ведь Исламабад является геополитическим оппонентом Дели, так что пакистанцам отнюдь не улыбалось иметь индусов в приграничье севера. С другой стороны на аэродром имела виды Россия, поскольку в советские времена это был "аэродром подскока" для 201-ой МСД.

И вот совсем недавно в Интернете прошло сообщение о том, что на самом деле Индия уже пользуется вожделенным аэродромом "Айни". В настоящее время там трудятся уже сто военных специалистов из Индии. Официальная версия Душанбе такова: индийские военные помогают обучать летчиков и технический состав ВВС Таджикистана.

Судя по открытым данным в Интернете, на сегодня в Военно-Воздушных Силах Таджикистана имеются 4 учебно-тренировочных самолета L-39 (производство Чехословакии), 7 вертолетов МИ-8 и 3 вертолета Ми-24. Что из всего этого советского хлама летает – большая военная тайна. Никто не раскрывает эту тайну, чтобы не создать у боевиков Афганистана соблазн захватить Таджикистан, как говорится, голыми руками.

Еще одним объектом, свидетельствующим о новой любви президента Эмомали Рахмона к Индии, является новый госпиталь, расположенный на территории воинской части №07017 Хатлонского гарнизона. Он был открыт в начале октября 2014 года, при участии президента Таджикистана. Отчего-то объект назвали "Госпиталем дружбы Таджикистана и Индии". Обычно люди дружат домами, а индусы и таджики – госпиталями. Не иначе, воевать собрались, а потом уже мириться. Но даже при таком раскладе 73 военных медика на госпиталь в 50 койко-мест явно многовато.

По поводу охлаждения Душанбе к Тегерану есть одно предположение. В Интернете прошло сообщение о том, что посол Ирана в Таджикистане Худжатулло Фагони был вызван в МИД РТ, где ему вручили ноту протеста в связи с приглашением на международную конференцию по вопросам ислама лидера партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддина Кабири. Ведь партия признана в Таджикистане экстремистской, а лидера ПИВТ Мухиддина Кабири обвинили в попытке государственного переворота и захвата власти. Мол, Душанбе подал в Интерпол в розыск на опального политика, а в Тегеране его приглашают в гости.

Но ведь и Саудовская Аравия создала коалицию по Сирии, которая практически противостоит Ирану и России, а президент Таджикистана в начале января собрался с визитом в Эр-Рияд. Как это понимать персам? Как очередную позу из индийского трактата о любви?

Только правда оскорбительна...

Архив