четверг, 7 января 2016 г.

Что ждет казахстанскую экономику в 2016 году?

Вот и ушел в прошлое весьма непростой 2015 год, однако риски для казахстанской экономики не только никуда не делись, но и заметно усилились в минувшем месяце, плавно перейдя в 2016-й. Более того, фундаментальные факторы и оценки большинства экспертов не дают поводов для положительных прогнозов.

Не будет преувеличением сказать, что главная экономическая угроза для Казахстана в этом году остается прежней, пишет обозреватель КазТАГ. Это низкие цены на нефть и высокая вероятность их дальнейшего снижения. Очередной тревожный звонок прозвенел еще 23 декабря, когда стоимость углеводородов марки Brent достигла 11-летнего минимума, опустившись ниже $36 за барр. В последний раз это произошло в июле далекого 2004 года.

Но то ли еще будет. Как считают эксперты, почти двукратный спад цен на нефть в 2015 году вполне может повториться и в 2016-м. Причем один прогноз мрачнее другого. Но никто точно не знает, где находится дно.

Например, эксперты Sberbank Investment Research предсказывают, что ситуация на нефтяном рынке стабилизируется только к концу этого года. «Как только на глобальном рынке исчезнет избыток предложения, согласно консенсусу, это произойдет к концу 2016 года, мы ожидаем повышения цен со среднего уровня $40 за баррель в I квартале 2016 года до $65 за баррель в IV квартале 2016 года», — говорится в обзоре компании.

При этом эксперты делают акцент на том, что продолжительный период падения цен на нефть представляет «серьезную угрозу для развивающихся рынков и для высокодоходных активов, тогда как предсказуемое и постепенное повышение ставки ФРС не несет значительного риска».

Главный риск — цены на нефть

«Мы также ожидаем, что в 2016 году развивающиеся рынки продолжат падать на фоне политической нестабильности, слабости сырьевых рынков и неопределенности перспектив экономики КНР. Мы в целом нейтрально настроены в отношении развитых рынков, учитывая их достаточно высокие оценочные коэффициенты и ограниченный потенциал макроэкономического роста», — указывается в отчете.

Негативно перспективы нефтяного рынка оценивают и в международном рейтинговом агентстве Moody's. По оценкам старшего вице-президента компании Терри Маршала, рост спроса на углеводороды не будет поспевать за увеличением их предложения. ОПЕК продолжает добывать нефть без ограничений, поскольку борется за долю на перенасыщенном рынке, еще более усугубляя ситуацию.

Россия также существенно увеличила производство, и при снятии санкций с Ирана в 2016 году рынок может быть запружен еще более значительными поставками. Эксперт предупреждает, что предложение иранской нефти может превзойти ожидаемое сокращение объемов сланцевой добычи в США, оказав дополнительное давление на стоимость нефтяных ресурсов.

Более пессимистично настроены в известном американском банке Goldman Sachs. Его аналитики прогнозируют, что в 2016 году цена на нефть упадет до $20 из-за переизбытка предложения на рынке. При этом одним из ключевых факторов также называется наращивание поставок Ираном. В результате ожидается, что совокупный уровень добычи ОПЕК превысит 32 млн барр. в сутки.

Но, пожалуй, самый негативный сценарий развития событий предполагают в Royal Bank of Scotland. По прогнозу его главного экономиста Эндрю Робертса, стоимость нефти в 2016 году продолжит падение ниже $20 за барр. Вслед за другими экспертами он считает, что главной причиной этого будет рост переизбытка предложения над спросом в связи с предстоящим наращиванием нефтяной добычи Ираном.

Перспективы не радуют

«Это ядовитый рецепт для нефтяных цен. Мы движемся к краткосрочной цели $26 за баррель и, как только она будет достигнута, — к $16 за баррель. По нашим прогнозам, это должно произойти в 2016 году, но растет риск того, что это случится уже в первом квартале, так как глобальный спрос на нефть, как считает Международное энергетическое агентство, резко сократится, а нефтехранилища уже переполнены», — уверен Э. Робертс.

При этом эксперт недоумевает, почему некоторые инвесторы ставят на рост нефтяных цен. «Для меня это так же удивительно, как и то, с какой неохотой снижались цены на нефть в 2015 году», — пишет представитель Royal Bank of Scotland.

Для полноты картины следует добавить информацию агентства Bloomberg. Со ссылкой на данные трейдеров в двадцатых числах декабря прошлого года оно сообщило, что нефтяные спекулянты покупают короткие контракты, которые принесут им прибыль только в случае обвала мировых цен на нефть до $15 за барр. в 2016-м.

В случае реализации пессимистического сценария, вероятность которого с каждым днем все больше, Казахстан в этом году столкнется сразу с несколькими угрозами: новой девальвацией нацвалюты, высокой инфляцией, углублением кризиса кредитования, усиления стагнационных тенденций в банковском секторе, очередного падения притока прямых иностранных инвестиций и рецессией. В конечном счете это приведет к еще большему снижению благосостояния населения и уровня жизни.

Что касается в целом рисков для глобальной экономики и рынков в 2016 году, то следует обратить внимание на процесс трансформации и политизации международных экономических институтов. Например, в 2015 году стало очевидно, особенно после обострения ситуации вокруг суверенного долга Украины перед Россией, что деятельность Международного валютного фонда (МВФ) все сильнее расходится с декларируемыми им задачами.

От кризиса к экономическим войнам?

Напомним, МВФ пошел на беспрецедентный шаг, приняв решение снять запрет на оказание финансовой помощи Украине в случае ее дефолта по внешним обязательствам перед российской стороной. Другой пример — это попытка ряда стран создать фактически параллельную ВТО структуру — на основе договора по Транстихоокеанскому партнерству (ТТП). Так, 5 октября прошлого года представители США и 11 государств тихоокеанского побережья достигли окончательных договоренностей по соглашению о свободной торговле на обоих берегах Тихого океана.

При этом исторически ТТП формировалось в качестве альтернативы ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Азиатско-Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (АТЭС). Договор предполагает создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе между Австралией, Брунеем, Вьетнамом, Канадой, Малайзией, Мексикой, Новой Зеландией, Перу, Сингапуром, США, Чили и Японией.

В результате, по оценкам экспертов, доля стран ТТП в мировом ВВП может достичь 40% и 25% оборота международной торговли. Примечательно, что ни Китай, ни Россия изначально даже не были приглашены к переговорам по Транстихоокеанскому партнерству.

Есть большая вероятность того, что трансформация международной архитектуры экономических институтов в том виде, в котором это происходит сейчас, будет иметь негативные последствия для мировой экономики. Рано или поздно это проявится в виде очередной торговой и валютной «войны» или нового долгового кризиса. Признаки этого уже налицо, например, девальвация многих валют, в том числе и тенге, по отношению к доллару за последние несколько лет и секционное противостояние западных стран и России.

Поэтому чем дальше, тем меньше остается оснований считать, что этот год окажется лучше 2015-го. Напротив, есть все объективные экономические и политические предпосылки того, что наступивший год станет намного хуже предыдущего. Но очень бы хотелось, чтобы мы ошибались...

Только правда оскорбительна...

Архив