четверг, 10 декабря 2015 г.

«Талибан»: выход в легальное поле

В Пакистане пройдут переговоры между правительством Афганистана и движением талибов

Правительство Исламской Республики Афганистан согласилось снова начать мирный диалог с руководством движения «Талибан» при содействии и посредничестве Пакистана, США и Китая. Такое решение было принято в среду вечером по итогам серии встреч президента Афганистана Ашрафа Гани с официальными представителями этих стран на полях завершившейся в Исламабаде региональной конференции «Сердце Азии».

«В повестке двусторонних и трехсторонних встреч превалировала тема афганского мирного урегулирования. В данном контексте наши союзники согласились сотрудничать с нами в этом вопросе и способствовать возвращению за стол переговоров сил (старого "Талибана"), склонных к примирению», — заявил министр иностранных дел Афганистана Салахуддин Раббани.

Заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен, принимавший участие в конференции, подтвердил, что в ходе встреч представители Афганистана, Пакистана, США и Китая обсудили отдельные элементы «дорожной карты» афганского мирного урегулирования. Детали этого плана были подробно рассмотрены на состоявшейся в среду вечером встрече президента ИРА Ашрафа Гани с начальником штаба сухопутных войск Пакистана генералом Рахилем Шарифом.

По информации официальных источников, знакомых с ситуацией, их встреча прошла в «чрезвычайно позитивном ключе», однако подробности не сообщаются. «Мы приняли решение возобновить процесс и начать с того места, на котором он остановился. Мы предпримем целенаправленные шаги, с тем чтобы достигнутые результаты стали необратимыми», — заявили источники в Исламабаде.

В самом движении «Талибан» пока никак не отреагировали на сообщение о возобновлении процесса мирного урегулирования. Предыдущий раунд мирных переговоров при посредничестве Пакистана начался в июле недалеко от Исламабада, но был прерван в связи с объявлением о смерти лидера талибов муллы Омара. На сегодняшний день неизвестно, кто представит талибов на переговорах: велика вероятность гибели преемника муллы Омара — муллы Мансура.

Напомним, что ранее китайское агентство Синьхуа сообщило о гибели лидера афганских талибов муллы Ахтара Мохаммада Мансура со ссылкой на представителя первого вице-президента Афганистана генерала Абдул-Рашида Дустума. По информации Султана Файзи, представителя генерала Дустума, мулла Мансур умер от ран. При этом факт его смерти опровергли в самом движении, опубликовав 16-минутное аудиосообщение, якобы записанное муллой Мансуром. «Я среди своих людей. Этого инцидента никогда не было, и это неправда. Это пропаганда врага», — говорится в записи.

Впрочем, в самом Афганистане многие считают, что инициаторы процесса урегулирования под предлогом переговоров хотят взять тайм-аут на зиму, чтобы весной продолжить рывок на Кабул. Тем не менее существует и вероятность легализации «Талибана» в политическом пространстве. Одним из косвенных факторов является то, что Вашингтон не считает афганских талибов террористами. По словам заместителя пресс-секретаря Белого дома Эрика Шульца,  «талибы — это участники вооруженного повстанческого движения». Таким образом, США проявили определенную заинтересованность, которой, к сожалению, не проявляет Москва.

Эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии профессор Александр Князев пояснил РП, что формат переговоров, о которых идет речь, был создан при участии Пекина, Эр-Рияда и Исламабада по согласованию с США, и уже прошло несколько раундов переговоров, пока не приведших к какому-либо результату. Интерес США состоит в том, чтобы переложить на Китай вопросы экономического развития Афганистана — естественно, до определенного уровня, чтобы это не противоречило американским интересам в регионе. Для России, по мнению профессора, участие в этих переговорах имело бы смысл как с точки зрения статуса возвращающейся в разряд мировых игроков державы, так и с учетом исторического влияния России в регионе, совпадающем с зоной ее жизненных интересов.

«Правда, возникает вопрос о том, все ли участники уже запущенного процесса заинтересованы в вовлечении в него России. Вряд ли это вызовет возражения китайской или пакистанской стороны — для России участие в афганских делах давно уже потеряло какие-либо экономические смыслы, и в этом плане она конкурентом для Пекина не является. Да и китайское проникновение в Афганистан сегодняшним реально существующим интересам России особо не противоречит. Российские интересы здесь сосредоточены в основном в сфере безопасности, поэтому если и будет какое-то противодействие, то со стороны США и Королевства Саудовская Аравия», — считает профессор.

Александр Князев отмечает, что в любом случае кветтинский «Талибан» — этническое пуштунское движение, локализованное на территории Афганистана и частично Пакистана, — интересам России не угрожает никоим образом. Усиление же позиций «Талибана» в Афганистане (а тем более гипотетический пока его переход в поле легитимной политики) было бы неплохой гарантией того, что в военно-политической ситуации в Афганистане не будут доминировать другие группировки, прямо враждебные и российским региональным интересам, и самой России, как то же пресловутое ДАИШ. 

«Кабульское правительство (действующее более года на полулегитимной основе) и слабый президент в Кабуле таких гарантий не смогут дать никогда. Другое дело, что при включении в диалог с талибами России было бы нежелательно войти в конфликт с таджикскими лидерами бывшего Северного альянса, выступающими в основном против переговоров с пуштунским "Талибаном". Северный альянс, выступающий сегодня как "Совет бывших командиров джихада", является силой, способной обеспечить буферную зону у границ Афганистана с территорией бывшего СССР, такой прецедент уже действовал на протяжении нескольких лет в 1990-х, и пренебрегать этим было бы опрометчиво», — подчеркивает профессор Князев.

Страх и ненависть в Кандагаре

Инициатива по возобновлению переговоров с «Талибаном» Кветты прозвучала на фоне наступления талибов на Кандагар, где накануне соратники движения атаковали аэропорт. Талибы были одеты в форму национальной полиции Афганистана. Они быстро сумели проникнуть на территорию объекта через хорошо охраняемый вход и занять несколько зданий аэропортового комплекса, вступив в перестрелку с полицией. Как сообщают очевидцы, боевые действия продолжались до 11 часов вечера, пока большая часть талибов не была ликвидирована. По данным британской телерадиокомпании ВВС, в ходе боестолкновения было убито около 50 человек.

Дело в том, что Кандагар считается оплотом движения талибов, а в 1996–2001 годах город был фактической столицей Исламского Эмирата Афганистан, бессменным правителем которого являлся мулла Омар. Директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар отметил: перенос активности талибов из северной части в южную может быть продиктован желанием «Талибана» продемонстрировать, что движение не претендует на выход за пределы Афганистана.

«Захват аэропорта в Кандагаре говорит о том, что талибы переносят свою активность из северной части Афганистана в южную. В первой половине 2015 года мы были свидетелями транзита нестабильности с юго-востока на север Афганистана, в результате чего был захвачен город Кундуз. Теперь мы наблюдаем обратный процесс: талибы активизировались на юге страны. Я не исключаю, что на смену тактики талибов повлияло начало российской операции в Сирии. Известно, что состояние дел на севере Афганистана крайне беспокоит Москву. Возможно, талибы показывают, что их действия не направлены против стран региона, в том числе России», — пояснил Омар Нессар.

Напомним, что ранее, за несколько дней до вступления Москвы в войну с группировкой ДАИШ (с которой также воюет и «Талибан») в Сирии, лидер талибов мулла Мансур дал гарантии безопасности в российской зоне ответственности. В своем обращении он отметил, что возглавляемое им движение не представляет угрозы для стран бывшего СССР. Мулла подчеркнул: американские войска и их сторонники из кабульского правительства пытаются представить противостояние с «Талибаном» на севере Афганистана как угрозу странам Центральной Азии, что не является правдой.

Возвращаясь к теме переговоров между Кабулом и Кветтой, следует отметить, что они должны пройти при содействии Пакистана, США и КНР. Неучастие Москвы в делах Афганистана может негативно сказаться на безопасности стран — участниц ОДКБ, которые граничат с этой республикой. Отсутствие российских представителей за столом переговоров исключает реализацию и продвижение собственных интересов в регионе и, наоборот, дает карт-бланш Соединенным Штатам и Китаю, которые опираются на нелегитимное правительство Гани Абдулло. Можно констатировать, что возвращение Москвы в регион должен быть проложено в обход Кабула, не способного разрешить афганский кризис, но через Кветту, которая опирается на большинство жителей страны.

«Талибан» как движение, которое выступает одновременно против оккупационного правительства в Кабуле и террористов неохалифата, становится стороной переговоров, которую нельзя игнорировать. И чем раньше это поймут в башнях, тем лучше.

Только правда оскорбительна...

Архив