среда, 9 декабря 2015 г.

ИГ и "Талибан" в Афганистане: реальные угрозы для региона?

Британская пресса сообщает о наступлении ИГ в Афганистане. Немецкие СМИ об этом молчат. В России делают вывод о новой угрозе для Центральной Азии. Есть ли для этого основания?

8 декабря британская газета The Independent сообщила о том, что "Исламское государство" (ИГ) на юге Афганистана, в провинции Гильменд, выходит на авансцену террористической деятельности, отодвигая в тень радикальное исламское движение "Талибан". Издание ссылается при этом на генерала афганской армии Кадама Шаха Шахима. На прошлой неделе The Times известила о том, что ИГ осуществило крупное наступление в четырех районах, расположенных южнее Джелалабада - столицы центральной провинции Нангархар. По информации британского издания, около 1600 боевиков ИГ, используя тактику, как в Ираке и Сирии, установили контроль над частью этих районов, что привело к массовому бегству оттуда местных жителей.

Германия молчит, Россия резонирует

Этих сообщений о возрастании в Афганистане влияния ИГ трудно не заметить. Однако ни немецкие СМИ, ни немецкие политики на них пока не отреагировали, говорит немецкий эксперт по Афганистану Гюнтер Кнабе (Günter Knabe). По его оценке, возможно, в Германии сомневаются в значимости или даже в достоверности этих сообщений.

Тем более, что бундесвер сосредоточен на севере страны, и немецкие журналисты - не такие частые гости на юге и на востоке. "Но, скорее, причина в другом. Общественное мнение в Германии, и так весьма критическое по отношению к политике ФРГ по Афганистану, не хотят перегружать новой проблемой - тем, что помимо "Талибана", там укрепилось и ИГ. В частности, это затруднит планы правительства ограничить прием афганских беженцев", - считает Гюнтер Кнабе.

В свою очередь в России известие о наступлении ИГ под Джелалабадом вызвало большой резонанс. Оно подкрепило распространенную точку зрения, что ИГ уже сейчас представляет непосредственную угрозу для республик Центральной Азии, и может напасть на них с территории Афганистана. Однако публикация The Times вызвала недоумение среди афганских силовиков, сказал в интервью DW эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко. "Контакты с источниками ЦИСА, последовавшие вслед за этой публикацией, дают основания считать, что "слухи о наступлении ИГ в Афганистане сильно преувеличены".

Там, по словам эксперта, сохраняется статус-кво, который установился несколько месяцев назад. "Он заключается в том, что ИГ достаточно плотно закрепилось в Нангархаре, особенно в уезде Ачин, который на сегодня и является основной точкой базирования боевиков ИГ на востоке страны. Там они почти ежедневно ведут бои с местными военнослужащими и полицейскими с одной стороны, и с местными талибами - с другой. Но речь идет не о наступательной тактике со стороны ИГ, а о защите тех позиций, которые оно смогло получить там в начале лета этого года", - продолжает Андрей Серенко.

По его информации, именно в уезде Ачин располагаются работающие на индустриальном уровне подпольные предприятия по производству героина, считающиеся в Афганистане одними из наиболее доходных. "Контроль над ними и над поставками готовой продукции, уходящей из Ачина в Пакистан - это один из главных источников доходов для групп вооруженной оппозиции и для криминальных групп. Раньше этот контроль находился в руках полевых командиров "Талибана", а также некоторых представителей политического класса Афганистана, но приход боевиков ИГ сломал привычную расстановку сил в этом бизнесе", - утверждает сотрудник ЦИСА.

По его оценке, руководство ИГ хорошо понимает, что если оно не сможет удержать контроль над предприятиями в Ачине, под угрозой окажется формирование в новом году крупных финансовых потоков, которые позволили бы закупать оружие, вербовать добровольцев, создавать учебные лагеря и готовить экспансию на другие территории Афганистана.

"В последнее время появилась информация, что по соседству с Ачином ИГ пытается вести активные действия против местного "Талибана". Но это происходит в стремлении создать другие очаги напряженности, чтобы ослабить давление на свои позиции в Ачине. И говорить о том, что в Нангархаре ИГ использует ту же стратегию, как в Сирии или в Ираке, пока не приходится", - подчеркивает он.

Выводы секретного отчета

На силу "Талибана", а не ИГ, сделан упор в аналитическом отчете для правительства ФРГ. "После кратковременного захвата талибами Кундуза в конце сентября-начале октября этого года немецкая разведка, бундесвер и МИД составили закрытый аналитический отчет о реальной ситуации в Афганистане и о том, как мог быть захвачен столь крупный город. Значительные части этого отчета, несмотря на секретность, попали в немецкие СМИ. Судя по ним, непосредственно об ИГ в Афганистане речи не идет, но картина общего состояния с безопасностью выглядит ужасающе", - рассказал DW Гюнтер Кнабе.

"Не ИГ, но "Талибан" оценен как настолько возросшая сила, что она не только уже удерживает ряд районов под своим контролем, но в состоянии координировать операции с участием крупных групп боевиков, в том числе атаковать столицы ряда провинций и на время брать их под контроль", - говорит немецкий эксперт.

При этом, добавляет Андрей Серенко, центры подготовки боевиков ИГ есть в нескольких афганских провинциях, хотя такого прецедента, как в уезде Ачин, больше нет. В частности, по информации афганских силовиков, минимум по одному такому центру ИГ имеет в Забуле, в Газни, в Фарахе, и в Фарьябе, граничащем с Туркменией. А в Бадахшане у ИГ несколько центров.

"По неподтвержденной информации, в северной провинции Баглан ИГ пытается создать целую базу, частью которой должен стать и центр подготовки боевиков", - говорит сотрудник ЦИСА. Но, считает он, по положению на первую половину декабря оснований утверждать, что ИГ создала инфраструктуру, необходимую для успешного вторжения в ту или иную республику Центральной Азии, нет.

Только правда оскорбительна...

Архив