воскресенье, 13 декабря 2015 г.

Брошенные дети

В СМИ прошло сообщение, что за пять лет Министерство труда и социального развития Кыргызстана доставило на родину из России 50 детей, оставшихся без попечения родителей. Как отмечается, брошенными за рубежом кыргызские дети оказываются из-за материальных проблем родителей, приехавших на заработки всей семьей, отсутствие постоянного места жительства и заработка, а также распада гражданских браков.

Для возвращения детей, оставшихся без родителей в России, в бюджет Минсоцтруда КР только на 2015 год было заложено более полутора миллиона сомов. «Министерство старается воссоединить маленьких граждан с биологическими семьями, принимает меры по их социально-семейному устройству», – говорится в сообщении.

Но 50 возвращенных детей – это капля в море. Несколько лет назад посол Кыргызской Республики в России Улукбек Чиналиев сказал: «В социальных учреждениях России содержится 26 брошенных детей трудовых мигрантов из Кыргызстана. Нам удалось отправить на родину только двух грудных малышей». Однако по данным парламента Кыргызстана, только в детдомах Москвы находятся как минимум 230 детей кыргызских мигрантов.

Доктор экономических наук, профессор института социально-экономических проблем народонаселения РАН Марина Малышева говорит, что внебрачные дети в трудовые планы гастарбайтеров не вписываются: «Вернуться домой беременной, женщина не может, за такое поведение родные оторвут ей голову. На аборт нет ни денег, ни медицинской страховки. Поэтому они оставляют детей в роддомах». Но везет не всем брошенным малюткам.

В одной из новостных программ российского телевидения показали ребенка, брошенного в мусорный бак. Спасибо бродяге, который подобрал ребенка и отнес его в больницу. Полиция быстро вычислила мать подкидыша. Ею оказалась гражданка Кыргызстана, двадцатилетняя уроженка Оша по имени Алтынай. Девушка сначала не признавалась в содеянном, а потом сказала, что ее обманул сожитель, обещал жениться, а сам сбежал, когда узнал, что она беременна. Домой ехать она не может, так как боится своих родителей и старших братьев. В силу менталитета они могут ее не только избить, но даже убить. Страх вынудил пойти ее на такое ужасное преступление.

Таких как Алтынай в России много. Также как много отказных детей, находящихся в детских домах. Не случайно еще депутаты пятого созыва Жокоргу Кенеша Республики Кыргызстан на одном из своих заседаний поднимали вопрос о судьбе 400 киргизских детей, которые при живых родителях, живут в социальных домах России. Тогда парламентарии признали, что это брошенные дети – это тоже генофонд страны и нужно было решать, как их забрать и создать им условия для воспитания. Но, к сожалению, этот вопрос решался единожды, а случаев отказа от детей становится все больше и больше. И вот результат депутатской деятельности – всего 50 малышей за пять лет вернулись на историческую родину.

Председатель межрегиональной общественной организации кыргызстанцев «Алатоо» Джамиля Бегиева утверждает, что в московских домах малютки и домах ребенка порой находятся около тысячи детей, оставленных женщинами некоренной национальности, но кыргызских детей всегда больше, чем остальных: «Это не означает, что кыргызские женщины хуже относятся к детям – их в Москве на заработках значительно больше, чем таджичек или узбечек. Но забирать их они не хотят. Зачастую оставляющие ребятишек в детдомах – ещё сами, по сути, дети, им по 18-19 лет. Молодые женщины вынуждены уезжать из дома, чтобы избавиться от нищеты. Они приезжают в Москву, не зная русского языка, живут в квартирах, где ночуют по 20-30 человек. Там нередко подвергаются насилию. Две девочки повесились, после того как их обманули парни, обещавшие жениться. Медики, с которыми мы сотрудничаем, говорят, что в ближайшее время количество брошенных в роддомах детей может удвоиться».

Но сказать, что тем 50 малышам повезло, тоже значит слукавить. Это только наверху можно с пафосом говорить, что принимаются усилия найти их биологические семьи, отдать на воспитание приемным родителям. На самом деле число сирот при живых родителях растет и в самом Кыргызстане.

«Если посетите региональный детский дом в Кыргызстане, – говорит правозащитник Дилшод Муминов, – то поймете, почему говорят, что социальные вопросы здесь решают по остаточному принципу. Здания требуют ремонта, дети грязные, полуголодные. Зачастую их можно встретить среди попрошаек…». Так может тем детям, которые вернулись на историческую родину, наоборот не повезло? На родине и того хуже. Может, поэтому так пассивно возвращают их домой?

Сейчас к своим обязанностям приступил парламентский корпус нового созыва. Хочется верить, что их стремление сохранить генофонд страны, вернуть домой всех детей, у которых в жилах течет «кыргызская кровь», будет не только на бумаге. А чтобы сократить число обездоленных детей, нужно принимать решения на государственном уровне, вести целенаправленную работу среди тех, кто уезжает на заработки, принимать меры к тем, не хочет нести ответственность за свои поступки и, наконец, заняться по-настоящему экономикой страны, чтобы люди жили на родине, а не скитались по заграницам в поисках куска хлеба.

Только правда оскорбительна...

Архив