вторник, 29 декабря 2015 г.

Казахстану предстоит большая борьба за внутренний рынок

"ЕАЭС как экономический союз достиг своих естественных границ. Принимать в союз кого-то еще пока не стоит, а вот соглашения о ЗСТ можно подписывать с широким кругом партнеров", - главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин поделился своим видением перспектив интеграции на прошедшем в Алматы (Казахстан) заседании экспертного клуба. 

StanRadar.com приводит выступление эксперта дословно: 

К вопросу о товарообороте и роли статистики в дискуссии вокруг ЕАЭС. Приведу данные казахстанского статкомитета за 10 первых месяцев 2015 года. (Надо сказать, что у нас со статистикой ЕАЭС, которая в основном готовится на базе российской статистики, периодически появляются большие расхождения в объемах товарооборота). 

Экспорт в целом упал на 43% за 10 месяцев, импорт – на 25%. Со странами ЕАЭС экспорт упал на 23%, то есть падение намного менее существенное, по импорту падение составило 24% - сопоставимое. В результате, доля России во внешней торговле нашей страны в этом году (оперируя данными за 10 месяцев) выросла с 16,3% до 19%. И эта картинка - скорее позитивный аргумент в пользу ЕАЭС. Но на самом деле это аргумент не самый серьезный. Он не экспертный, а политический, демонстрирующий отсутствие структурного анализа изменений и причинно-следственных связей. Здесь видится одно стремление - подобрать факты для более или менее убедительного политического заявления.

Напомню, в 2010 году - в первый год работы ТС - лидеры Казахстана, России и Беларуси к концу года отмечали: «Создание ТС вызвало рост взаимной торговли на 30-40%». И я прекрасно помню, как большинство СМИ дали этот факт как подтверждение того, что евразийская интеграция дает огромный эффект. Тогда мы в журнале «Эксперт Казахстан», проанализировав товарооборот, не нашли в нем особенных структурных изменений, высказав мнение, что данный эффект – следствие в том числе посткризисного восстановления экономик и торговли.

Так что если сегодня политики и сам ЕАЭС получают порцию критики за снижение взаимного товарооборота (пусть даже критика несостоятельная), то надо вспомнить, что пять лет назад они такими же аргументами добавляли себе очки.

Вернемся к вопросам, которые поставлены на заседании. 

С кем подпишут соглашения о ЗСТ в ближайшее время?

Самый главный претендент – это Израиль, намечено уже два круга переговоров в 2016 году. Следующим будет Иран: тоже намечены переговоры на 2016-й, но точного календаря пока еще нет. Еще две страны, которые также, по-видимому, ближе прочих к подписанию договора о ЗСТ с ЕАЭС  – это Египет (там полтора года, по оценкам, должны занять переговоры) и Индия (те же полтора года). Кстати, в этом списке была и Турция, но потом по понятным причинам вылетела. Роль Казахстана в данных переговорах минимальна, потому что ведутся они в основном российскими дипломатами. Поскольку именно Россия, экономика которой составляет 84% от экономики ЕАЭС, сейчас и последние пять лет является основным локомотивом евразийской интеграции. Плюс к тому, у России есть огромное количество специалистов, которые будут прорабатывать детали ЗСТ с третьими странами.

Следующий вопрос: факторы, которые могут способствовать синергии экономик. Это общее таможенное пространство, общий рынок товаров, услуг и рабочей силы. Что должно стимулировать кооперацию бизнесов? Это выход на сопредельные рынки. Однако мы сейчас видим, что реализовать данные возможности не так просто, как хотелось бы. У обеих стран, на которые приходится свыше 90% ВВП союза, экспортоориентированные сырьевые экономики, в России слабый, а у нас крайне слабый обрабатывающий сектор - именно он дает больше всего товаров в товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности. Кроме того, изрядную часть потенциала кооперации с Россией мы уже реализовали в 1970-80-х (некоторые связи в военно-промышленном комплексе, наработанные тогда, даже успели утратить), а затем продолжили в начале 2000-х.

К этому нужно добавить, что у России на уровнях, как центра, так и регионов на деле сохранилась жесткая протекционистская политика. На недавнем инвестиционном форуме в Актобе, руководитель управления внешних связей одной из российских областей перед большой аудиторией прямо заявил: наша задача - создавать производства на своей территории, поэтому пускать казахстанских конкурентов со своей продукции к нам мы будем неохотно; более благоприятным сценарием им видится приход казахстанского бизнеса с инвестициями. Россияне точно также борются за инвестиции, как и мы.

Те возможности, которые наша страна имеет в ходе конфронтации России с Западом, она также не в состоянии использовать в значительной мере. Отчасти в силу географии, отчасти в силу того, что у нас самих уровень развития производительных сил не такой уж высокий.

Стоит отметить, что геополитические и экономические выгоды для РК от сплочения Евразийского континента, безусловно, есть. Это транзитный потенциал, про который уже все говорили. Но еще может быть такой момент, как перенос китайских технологических мощностей на территорию Казахстана. Но тут процесс со всеми китайскими инвестициями довольно тонкий. Буквально несколько месяцев назад мы делали тему номера в журнале, которая выросла в мини-исследование. Взяли корреляцию китайских инвестиций на территорию Казахстана и импорт несырьевой продукции из Китая. Получили очень высокий уровень корреляции – 0,92. Смысл таков: инвестиции из КНР растут почти прямо пропорционально импорту из этой страны. Чем больше китайских инвестиций в нашей экономике, тем больше мы покупаем у Китая. Не исключено, что за эти же деньги, которые уходят в Поднебесную, а у нас остаются предприятия с китайскими собственниками или процентный долг по долларовому кредиту. И такая зависимость подтверждается теми, кто наблюдает за промышленной политикой Китая.  

Что же касается межрегиональных интеграционных сценариев и наибольшей вероятности присоединения к ЕАЭС новых членов, то логично было бы ждать присоединения Республики Таджикистан. Если бы это была инициатива российской стороны, она бы, может, продавила данное решение - в большей степени геополитическое, чем вызванное экономическими предпосылками. Понятно, что от России в Душанбе ждут солидных инвестиций, по кыргызскому и армянскому сценариям.

Но Россия, насколько я понимаю, сейчас не готова делать такие инвестиции и не видит в этом особого смысла. А в целом ЕАЭС как экономический союз, по моему мнению, достиг своих естественных границ. Принимать в союз кого-то еще пока не стоит, а вот соглашения о ЗСТ можно подписывать с широким кругом партнеров. 

...Мы опять-таки попали в негативный сценарий. Вся мировая фундаменталка против нас. Предстоит большая борьба за внутренний рынок, экспансии окажутся по плечу только самым сильным

Мы уже шестой год говорим, что открывающиеся рынки ЕАЭС позволят нам больше производить, но мы опять-таки попали в негативный сценарий. Вся мировая фундаменталка против нас. Предстоит большая борьба за внутренний рынок, экспансии окажутся по плечу только самым сильным. Хотя, полагаю, наиболее успешные казахстанские предприятия будут по-прежнему экспортировать. Я боюсь, если честно, их сейчас называть, потому что только назовешь, они сразу попадают в какой-нибудь привилегированный список и требуют господдержки.

Единственно, ожидается в  ЕАЭС, что будут упрощаться процедуры для бизнеса. В прошлый раз мы говорили о едином таможенном кодексе - это хороший пример того, как осовременить таможенные процедуры, сделать их более комфортными для участников внешнеэкономической деятельности.

Дальнейшего форсирования интеграции, скорее всего не будет. К концу года политические лидеры это направление немного ослабили - их занимают другие проблемы.

Справка: Заседание экспертного клуба на тему «Интеграционная мозаика и перспективы Казахстана» было организованно 22 декабря ОФ «Мир Евразии»

Только правда оскорбительна...

Архив